Новость9 мая 2013, 10:21

Байки вертолетчика. Закоулки памяти

Вовка, Место, МЕНЬ, ТУТ, Часть
Забросила как-то судьба мой борт и меня вместе с ним в учебный вертолетный полк, дислоцированный в городе Пугачев Саратовской области.

Прилетели мы туда ближе к вечеру и первым делом пошли ужинать в местную летную столовую. Надо сказать, что эти летные столовые – это отдельная история. Они есть во всех летных воинских частях и являются одной из неформальных льгот авиаторов.

По статусу они приравнены к ресторану со всеми вытекающими из этого последствиями: отдельными столиками, официантками, ассортиментом и обязательно – вариативностью блюд. В тех частях, где военный городок расположен далеко от аэродрома, столовых обычно две – в городке и на аэродроме. В каждой столовой есть определенное место командира. И по традиции, на это место никто никогда не садится кроме него.

Даже более высокие авиационные начальники при посещении воинской части уточняют, где место командира, чтобы не занять его. Летному составу, при убытии в командировку выдаются специальные талоны, отдельно на каждый вид питания – завтрак, обед или ужин. Вертолетчики часто летают в командировки, поэтому таких талонов у них со временем накапливается множество. Как-то, добираясь домой в отпуск из Закавказья на «перекладных» военных самолетах через Москву мне даже довелось отобедать по этим талонам в столовой военного аэродрома Чкаловский.

Но речь не об этом. Как я уже сказал, в летной столовой обязательно работают официантки. И они естественно часто являются предметом пристального внимания и обсуждения как своих, так и залетных авиаторов. Уставшие после непростого перелета в очень сложных метеоусловиях, мы экипажем расположились за столиком и стали дожидаться официантки, с интересом осматривая интерьер зала и снующих между столиков официанток. Мой взгляд нагло зацепился за одну из них – миловидную молодую женщину.

Она ничем особым не выделялась, но что-то удерживало мой пристальный взгляд именно на ней. Через некоторое время она начала оборачиваться на меня, смущаясь. — Что ты уставился на неё? – спросил командир. — Да так просто, сам не пойму, может я её где-то видел? — Где ты мог её видеть? Хорош пялиться, — строго сказал командир. И тут я увидел до боли знакомую сутулую фигуру моего однокашника по военному училищу.

Это был Вовка «Синий», с которым мы учились в одном отделении и можно сказать «съели пуд соли вместе», с которым мы не виделись с самого училища вот уже почти пять лет. Вовка быстро зашел в зал, привычным движением повесил куртку, и направился прямо к ней – той самой официантке, чмокнул её в щечку и сел за столик. И тут меня осенило – это же она, его жена, с которой я никогда не был знаком, но видел лишь один раз на фотографии, которую Синий хранил у себя в военном билете и показал мне однажды ещё в училище.

Той ночью мы были в карауле. И когда находились в отдыхающей смене, болтали о разном, о жизни, Вовка тогда рассказал о своей любимой и показал эту фотографию. Воистину, неисповедимы закоулки человеческой памяти. Эту ночь я провел в гостях у Вовки, выпито и съедено было много. Наутро предполетный осмотр был успешно пройден за бутылку водки, которую Вовка клятвенно пообещал местному доктору. И мы улетели, имея на борту лишний (третий) рычаг «шаг-газа», который безвольно болтался с больной головой между командиром и штурманом.

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Далее: Эффективность системного тромболизиса при остром тромбозе воротной вены у пациентов с циррозом печени

Понравился этот пост? Подпишись на рассылку

(Всего одно письмо в неделю, чтобы ничего не пропустить)