Кавказ 24 ноября 2009, 14:02

Северный Кавказ: форпост или «мягкое подбрюшье»?

Еще более полутора столетия назад большинство европейских политиков пришли к заключению, что Кавказ является для России «ахиллесовой пятой», и именно туда следует наносить прицельный удар, чтобы победить Россию. Употребляются и другие равнозначные эпитеты геополитической уязвимости региона: «солнечное сплетение Евразии», «мягкое подбрюшье» России.

Эпитет «форпост» появился в лексиконе в 1990-х годах: форпостом России позиционировали себя кавказские республики, противопоставляя тогдашнему чеченскому сепаратизму.

Так форпост или «мягкое подбрюшье»? Если только форпост — это, естественно, составная часть России. Если же только «мягкое подбрюшье», понятно, что от такого слабого места следует избавиться. История, однако, дала на этот счет однозначный ответ: и то, и другое.

Северный Кавказ во все исторические эпохи представлял собой стратегически важный плацдарм, мост между Европой и Азией, к обладанию которым стремились еще кочевые завоеватели, затем региональные державы, а сегодня и Запад, и исламский мир.

Выделим несколько этапов этой истории.

В ХVIII-XIX вв.

за доминирование здесь соперничали Турция, Персия и Россия. Упорная борьба указанных держав закончилась тем, что на протяжении более века Кавказ находился в составе Российской империи. Это означало, что национальные интересы народов Кавказа более адекватно защищались в этом государстве, а Россия, присутствуя здесь, обеспечивала свои геополитические интересы на Ближнем и Центральном Востоке.

Вновь борьба за Северный Кавказ разгорелась в 1917-1920 годах, когда Российская империя распалась под ударами Первой мировой войны и революций. Вмешательство в Северный Кавказ было масштабным.

Сюда пришли не только разведки и миссионеры, но и войска Англии, Турции, Германии. Главная цель была создать здесь марионеточное государство вне России. Но большинство местного населения поддержало большевиков, и на Северном Кавказе установилась советская власть. До конца ХХ века народы, населяющие этот регион, были защищены от внешних посягательств нахождением в составе сильного единого государства — СССР.

Президент заявил, что будет создано ведомство, глава которого станет ответственным за Северный Кавказ, коррупция здесь будет преодолена, а жизнь людей нормализована

Как этап можно отметить и период Великой Отечественной войны. Один из главных ударов немецким командованием был нанесен по Северному Кавказу с прицелом на бакинскую нефть и дальнейшее проникновение в Иран и Индию.

Фашисты рассматривали Северный Кавказ как мост в Азию.

Современный этап вызван развалом СССР. Геополитические и геостратегические потери России отразились прежде всего на Кавказе.

В сравнении с СССР мы потеряли здесь и пространство, и экономические связи, и энергоресурсы. Помимо всего, ощутимо проиграла в военно-стратегическом отношении. Значительно сократились масштабы и существенно изменился характер российского военного присутствия в регионе.

Исламский Восток приблизился к границам России. Юг России стал одним из наиболее уязвимых сегментов российского геополитического пространства и одним из узлов международной напряженности.

Приверженцы идеи «подбрюшья» не преминули появиться со своими глобальными интересами. Объектом мировой политики стала большая нефть Каспия. В национальной доктрине США Каспий был объявлен зоной их экономической безопасности.

Некоторые исламские страны вынашивают идею создания на Северном Кавказе исламского государства. Регион стал объектом повышенного внимания и экспансии радикальных исламских течений. Возникла прямая угроза превращения Северного Кавказа в центр международного терроризма.

Приверженцы радикальных исламских течений активно проявляют себя во всех северокавказских республиках. Имеют место попытки синтеза радикального ислама и национализма с намерением использования их в политических целях, сепаратизма и вытеснения России из Кавказа.

Сколь велика заинтересованность Запада и некоторых исламских государств, мы увидели в период двух чеченских кампаний. Было мобилизовано все: международная морально-правовая поддержка сепаратизма, щедрое снабжение финансами и оружием, пополнение бандформирований боевиками-инструкторами.

Что касается Федерального центра, как и во все времена борьбы за Кавказ и нахождения его в составе России, тем более сегодня, когда Северный Кавказ стал более уязвимым геополитическим сегментом, Центр, безусловно, рассматривает его форпостом страны на Юге. Об этом свидетельствуют те усилия, которые приложил Федеральный центр по подавлению сепаратизма в Чеченской Республике.

Еще более это подтверждают меры военно-политической помощи Южной Осетии и Абхазии в обретении государственной самостоятельности. Президент и Правительство принимают также меры по усилению военного присутствия в этом регионе. В Дагестане и Карачаево-Черкесии дислоцированы горнострелковые бригады. Проводятся масштабные военно-полевые учения.

О возрастающем внимании Федерального центра к укреплению Северного Кавказа как своего форпоста на Юге свидетельствует то, что Президент Д. Медведев посвятил нашему региону специальный раздел в своем ежегодном Послании Федеральному Собранию.

Президент заявил, что будет создано ведомство, глава которого станет ответственным за этот регион, коррупция здесь будет преодолена, а жизнь людей нормализована.

Развернулась дискуссия о том, какой должна быть эта структура, и о персоне, которая могла бы ее возглавить. И здесь сказалась нынешняя устремленность в архаику. Кстати, если любителей архаики поставить в те условия, они убегут, как черт от ладана.

Вспомнили богатейший опыт управления Кавказом через создание наместничества. Главной задачей наместничества было держать Кавказ в узде. Не было и намека на приоритетное развитие экономики и культуры. Сопоставьте статистику начала 1860-х и конца 1910-х годов. Ограничивалась национальная свобода.

Северному Кавказу востребован опыт советского управления, когда главным было развитие экономики, культуры, науки, образования, национальной государственности. Сопоставьте статистику 1910-х и 1980-х годов.

Северный Кавказ, к сожалению, продолжает проявлять свою двуединую сущность и во внутреннем аспекте.

В Федеральном центре есть люди, которые хотели бы либо избавиться от Северного Кавказа как «мягкого подбрюшья», либо лишить здешние субъекты Федерации статуса республик, либо объединить их в некий «Горный район» без всякого статуса. Это все исходит от политиков безответственных и малосведущих в геополитике и этнополитике, особенно того, что касается Кавказа.

В последнее время некоторые видят преодоление экстремизма и терроризма в клерикализации общественной жизни. Предлагают преобразовать Дагестан в исламскую республику в составе России.

Но это из идей, о которых говорят: «Гладко было на бумаге». На этот счет высказал прогноз, с которым нельзя не согласиться, профессор ДГУ

Тамерлан Гаджиев: «В этом случае пантюркистский и панисламский факторы сольются, возникнет коридор вдоль Каспия, Волги и вплоть до Урала, что чревато расколом государства, ибо если что-то у нас полыхнет, то полыхнет на всем Северном Кавказе и дальше».

Как видим, в одной сущности — форпостом на Юге Северный Кавказ оставался, когда был в составе сильного единого государства — Российской империи и СССР. Задача заключается в том, чтобы возродить такую ситуацию.

Сегодня достичь это гораздо сложнее. Но другого пути нет. Период, когда реализуются одновременно обе сущности, чреват обострением геополитических, социальных и религиозных конфликтов.

Тагир Муслимов,«Дагестанская Правда».

Теги: геополитика, безопасность, Северный Кавказ