Кавказ 27 февраля 2016, 19:48

Как кризис сделал блогером фермера из кабардино-балкарского села

Как кризис сделал блогером фермера из кабардино-балкарского селаМурат Теунов — владелец тепличного хозяйства в селе Нижний Черек в Кабардино-Балкарии и председатель НКО «Агросоюз КБР», включающей более ста местных аграриев, занятых в растениеводстве, птицеводстве и животноводстве.

Мурат Теунов — владелец тепличного хозяйства в селе Нижний Черек в Кабардино-Балкарии и председатель НКО «Агросоюз КБР», включающей более ста местных аграриев, занятых в растениеводстве, птицеводстве и животноводстве. Восемь лет назад фермер взялся за выращивание томатов и огурцов в закрытом грунте.

Начинал он бизнес стандартно: открыл индивидуальное предприятие, ежегодно получал банковские кредиты на развитие, «стоял» за государственными субсидиями, наладил сбыт через поставщиков на московский и местный рынки.

В кризис Теунову пришлось объявить себя банкротом, расстаться с ИП и начать работать в статусе личного подсобного хозяйства (ЛПХ): банки перестали выдавать кредиты на бизнес, связанный с рискованным земледелием. Но он сообразил, как извлечь выгоду из продовольственных санкций и сделать себе имя на волне увлечения экологичной едой.

«Где здесь продают помидоры от Теунова?»

— У меня есть продвинутые друзья — они рассказывали мне про интернет-сайты, где мелкие сельхозпроизводители продают свой товар, — вспоминает Мурат. — Мол, сейчас тренд на здоровую фермерскую пищу: городские жители хотят покупать овощи, мясо, птицу от знакомого фермера, чтобы все было чисто, экологично. Люди хотят видеть лицо производителя, у которого покупают, а не обезличенные товары из супермаркета.

Моя хорошая подруга, профессиональный PR-менеджер посоветовала: «Заведи страницы в социальных сетях. Иди на местное телевидение, рассказывай, чем живет сельское хозяйство. Пусть тебя видят, знают». Я прислушался, вышел в «Фейсбук» и начал понемногу нарабатывать аудиторию.

Несколько лет назад случилась неприятность: сильный ветер унес пленку с теплиц, нужно было срочно продавать товар и восстанавливать хозяйство. Теунов сфотографировал на телефон последствия бедствия, посетовал на стихию и написал на своей странице: «Мои томаты можно купить на этом рынке в таком-то ряду».

Товар разобрали почти моментально. Люди шли по рынку и спрашивали: «Где здесь продают помидоры от Мурата Теунова?»

Сейчас фермер собирается завести аккаунты в «Инстаграме», «Твиттере» и «Вконтакте». А еще он освоил сайты, где журналисты ищут экспертные мнения, и дает там комментарии о сельском хозяйстве.

— Пока на Кавказе я не видел других фермеров, которые бы раскручивали свой бренд или производство через социальные сети и блоги.

Хотя я как глава нашего «Агросоюза КБР» объясняю фермерам: сейчас такое время, что нужно продвигать себя через сеть. Надеюсь, пройдет немного времени и другие наши фермеры из КБР выйдут в социальные сети, будут выступать экспертами в прессе, звать к себе журналистов и блогеров.

В прошлом году Теунов начал устраивать блог-туры на свое овощное производство: принимает у себя горожан из КБР и туристов, путешествующих по Кавказу.

— Сейчас власти говорят, что надо развивать агротуризм.

Нам есть что показать, и людям интересно. Когда ко мне приезжают блогеры, я рассказываю о технологиях выращивания овощей. Весной и летом в теплицах растут томаты, а осенью и зимой — огурцы. У нас есть экоовощи, выращенные без применения удобрений, а есть выращенные биометодом, то есть на органических удобрениях. Есть производство на обычных удобрениях.

Я могу много об этом рассказывать, так как параллельно у меня еще один бизнес — продажа удобрений для растениеводства и тепличных хозяйств.

Мурат Теунов. Фото: Анастасия Степанова/«Русская планета»

«На Кавказе есть особенности менталитета…»

Мурат Теунов пробует внедрить среди своих фермеров то, что на современном деловом языке называется нетворкингом — это решение бизнес-задач с помощью круга друзей и знакомых.

— Ко мне обращаются поставщики-покупатели — берут овощи или удобрения.

Я спрашиваю: «А какие еще товары нужны? Давайте, я подскажу вам контакты других местных фермеров». Если все члены нашего агросоюза будут так делать, мы хорошо наладим сбыт, — уверен он. — Конечно, можно сделать и больше — в складчину построить хранилище для овощей и фруктов, но на Кавказе есть особенности менталитета. Здесь каждый хочет быть «сам себе хозяин» и работать максимально самостоятельно.

Сейчас фермер продает товар на московский рынок через поставщиков и на местные рынки, в большие торговые сети пока не стучится: невыгодно.

— Раньше я пытался пробиться в торговые сети, но это сложно для малого и среднего бизнеса — мое производство считается средним. У них плата за вход на полку и штрафы для производителей, если не смог выполнить поставку. Например, по договору я должен поставлять 20 тонн томатов каждую неделю, а если пострадал от стихии и не смог — штраф.

Но сейчас торговые сети стали лояльнее. Раньше они привечали только крупных производителей, нас не подпускали. А с конца прошлого года я получаю звонки — приглашают прийти, обсудить условия. Пока это все еще невыгодно, но, если эмбарго не отменят, сети могут и улучшить условия, — предполагает Теунов.

«Здесь земля очень отзывчивая»

— В Кабардино-Балкарии большие возможности для развития аграрного дела: садоводства, растениеводства, овощеводства.

Здесь земля очень отзывчивая, у аграриев есть поговорка, на русский переводится примерно так: «Все, что запланировал, сбудется». Сейчас по теплицам у КБР нет конкурентов среди соседних республик. Осетинские фермеры обижаются — их поставщики едут за нашими овощами. У нас есть село Кахун, там в каждом дворе теплицы. Можно ехать только в одно село за товаром с несколькими грузовиками.

Есть мощные садоводы «Сады Эльбруса». Здесь много малых и средних фермерских хозяйств — опять же особенности менталитета и географии: местные жители хотят заниматься своим делом, да и чем еще заниматься в Кабардино-Балкарии, если не сельским хозяйством, — объясняет Теунов.

А еще он говорит, что большие госсубсидии на сельское хозяйство на Кавказе — миф.

— Я получал субсидии два года подряд — это капля в море.

Смотрите: у меня тогда было 28 соток земли. Я получил 140 тысяч рублей на развитие, то есть по 5 тысяч на сотку. Создать производство на каждой сотке — 75 тысяч рублей.

Сейчас фермер надеется только на социальные связи и интернет, с его помощью он не только находит покупателей и бизнес-партнеров, но и обучается. Хорошо знает английский язык и общается с фермерами из Канады и США.

— Сегодня я могу сказать, что пошел по верному пути. Несмотря на то, что пришлось обанкротиться и уйти в ЛПХ, у меня развивается производство, в теплицах работают 10 человек. Я взялся за новый вид деятельности — помогаю другим аграриям построить теплицы. Сейчас веду переговоры с новыми инвесторами. Они сначала обратились в итальянскую фирму, чтобы просчитать бизнес-план.

Итальянцы насчитали 50 млн рублей на 1 га тепличного производства на гидропонике, а я нашел возможности сэкономить и посчитал по 12 млн рублей за 1 га.

По его словам, малое тепличное хозяйство окупается в первый год, большие промышленные теплицы на гидропонике — несколько лет, но при этом любые теплицы считаются высокодоходным бизнесом.

— Как я вижу будущее сельского хозяйства в Кабардино-Балкарии? Думаю, что, если запрет на ввоз продовольствия из европейских стран не отменят, мы будем развиваться.

Боимся, что опять повезут турецкие и китайские овощи. Сейчас власти поставили местных производителей на пьедестал почета, но мы должны понимать: все может измениться. Поэтому нужно делать себе имя, осваивать интернет, прививать людям культуру покупки у небольших предпринимателей. Иначе говоря, много работать на свое имя. На Кавказе к этому не привыкать.

Далее в рубрике

Перемирие в Сирии: тревожное ожидание Вступил в силу режим прекращения огня

Источник
Теги: ТЕУН, СЕТЬ, Производство, Кабардинобалкария, Кавказ