Прибалтика 29 февраля 2016, 18:28

Латвийские политики в активном поиске «врагов страны родной» вместо заботы об экономике

Латвийские политики в активном поиске «врагов страны родной» вместо заботы об экономикеЛатвийский Сейм разрабатывает поправки к уголовному закону, которые грозят реальным тюремным сроком «покусителям» на суверенитет государства.

Парламентарии приняли поправки, дающие командирам в случае угрозы возможность действовать, не дожидаясь приказов и распоряжений сверху и «запрещающие запрещать» сопротивление оккупантам.

В срочном порядке готовятся поправки, которые позволят строже карать не только за насильственные действия против государства, но и за ненасильственные.

И это вызывает массу вопросов.

Вчера же Сейм Латвии в третьем, окончательном чтении принял поправки к закону о национальной безопасности. Свое мнение по поводу вчерашних законодательных изменений порталу BaltNews.lv высказал общественный деятель Владимир Линдерман:

Мир — это война?

— СМИ уже отписались по этому поводу, но, кажется, никто не обратил внимания на одну интересную деталь. В новой редакции закона новаторски трактуется термин «военное время» (kara laiks).

Цитирую: «военное время наступает, если внешний враг совершил вооруженное вторжение или иначе выступает против независимости государства, его конституционного порядка или территориальной целостности».

Интересная формулировка, не так ли? Под нее можно подвести любой массовый протест, если удастся «доказать», что он инспирирован «внешним врагом». Под резиновое словечко «иначе» (citādi) можно подвести любое резкое заявление или действие другого государства, даже если оно не сопряжено с применением военной силы, но будет сочтено угрожающим для независимости, конституционного порядка или территориальной целостности.

Граница между миром и войной размывается. Мир — это война, война — это мир.

Для сравнения приведу цитату из российского закона «Об обороне». Статья 18, «Состояние войны»:

«1. Состояние войны объявляется федеральным законом в случае вооруженного нападения на Российскую Федерацию другого государства или группы государств, а также в случае необходимости выполнения международных договоров Российской Федерации. 2. С момента объявления состояния войны или фактического начала военных действий наступает военное время, которое истекает с момента объявления о прекращении военных действий, но не ранее их фактического прекращения».

Мы видим, что в российском законе война — это именно война, военное время строго ограничено тем отрезком, в течение которого происходят реальные боевые действия. Это традиционный подход, основанный на четком разграничении состояний войны и мира. Он не дает возможности назвать «войной» любое обострение отношений между государствами.

Новая, расширенная трактовка «военного времени» в латвийском законе о нацбезопасности наверняка послужит основой для новой волны преследований «врагов государства».

Собственно, это уже и происходит: на следующей неделе на рассмотрение Сейма будут представлены поправки к Уголовному закону, призванные по замыслу их авторов, ужесточить наказания за преступления против государства.

BaltNews.lv анализирует следующие — уже подготовленные законодательные инициативы. В чем суть новых поправок?

Если суверенитет под угрозой

Авторы предложенного законопроекта, который вчера рассматривался на совместном заседании Юридической комиссии Сейма и Комиссии по национальной безопасности с приглашением экспертов, полагают, что геополитическая ситуация в мире изменилась, и Латвия, как и другие страны, сталкивается с новыми вызовами для национальной безопасности.

Между тем, статьи, связанные с преступлениями против государства, не изменялись с 1999 года.

В аннотации к законопроекту сказано, что поправки должны обеспечить возможность бороться с угрозами, которые для безопасности Латвии представляет гибридная война. Кроме того, законопроект должен улучшить защиту государственной тайны и предотвратить попадание секретной и иной важной для безопасности Латвии информации в распоряжение иностранных государств.

Предлагается ввести в закон новый состав преступления — действия, направленные против суверенитета Латвии, поскольку нынешняя формулировка (угроза интересам Латвии) недостаточно ясна и эффективна.

Планируется также внести изменения в наказания за соответствующие преступления. В частности, полицейский надзор будет обязательным в случае действий, направленных против государства. Максимальный срок лишения свободы за действия, не связанные с насилием, также планируется увеличить.

Гибридной войне — гибридные законы?

Глава Бюро по защите Сатверсме Янис Майзитис отметил, что спецслужбы столкнулись с ситуацией, когда несовершенство законодательства мешает вести уголовное преследование в связи с преступлениями против государства.

По его словам, изменения нужны чем быстрее, тем лучше, так как мы живем во время таких геополитических событий, что трудно прогнозировать, что случится за неделю или месяц.

Парламентский секретарь МВД Эвика Силиня пояснила, что ситуация в Латвии, на Украине и в других местах доказывает, что статьи закона, которые относятся к преступлениям против государства, по большей мере утратили свою актуальность. Поэтому в поправках большое внимание уделено так называемой гибридной войне.

Нынешнее нормативное регулирование недостаточно для того, чтобы правоохранительные органы могли принимать соответствующие меры в отношении того, чьи действия свидетельствуют о его противозаконной деятельности.

Глава Департамента по уголовным делам Верховного суда Петерис Дзалбе считает, что поправки к закону необходимы. Однако тем, кто должен будет применять их на практике, нужно начать своевременно разъяснять, как правильно это делать в реальной жизни.

Наконец, в аннотации законопроекта сказано, что у Латвии одно из самых слабых законодательств стран НАТО и ЕС в отношении предотвращения угроз, связанных со шпионажем.

Далее: в других странах уголовному преследованию подлежат не только насильственные действия против конституционного порядка государства, но и ненасильственные.

В то время как наш Криминальный закон концентрируется лишь на открытых, прямых и насильственных действиях.

Поправки будут поданы в Сейм и рассмотрены на пленарном заседании в следующий четверг. Скорее всего, комиссии будут просить присвоить законопроекту статус срочного.

Не спеши, а то успеешь…

Зачем понадобилась такая срочность и не являются ли предложенные поправки угрозой свободе слова и правам человека? Эти вопросы BaltNews.lv задал секретарю Юридической комиссии Сейма и члену комиссии по национальной безопасности Валерию Агешину, представляющему оппозиционную партию «Согласие».

— Мы не поддерживаем такую срочность и спешку, потому что к ряду статей имеется целый ряд серьезных вопросов.

Самый главный — кто и как будут трактовать положения закона на практике. В следующий четверг законопроекты будут переданы на нулевое чтение в Сейм.

Но, я уверен, что для подготовки к последующим чтениям будет дан достаточно большой срок, думаю, это вся весна, чтобы лучше изучить все нюансы предложенных изменений, привлечь экспертов, познакомиться с опытом других стран, оценить последствия. Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы поправки не были приняты в спешке.

— Если верить поправкам, предусмотрена более суровая ответственность за ненасильственные действия, угрожающие существующему конституционному порядку. Как это понимать? Если, скажем, я, как журналист, напишу статью о Латгалии, где покажу, что регион вымирает? Или кто-то организует поездку для подростков в патриотический лагерь в Россию? Или Ушаков поедет открывать в Москву «Рижские дворики»? Это все нельзя понимать, как действия, подрывающие суверенитет Латвии?

— В том-то и дело. И при большом желании отдельные политики могут так широко трактовать положения законопроектов, что под ударом могут оказаться не только обыватели, но и оппозиционные политики.

— Вы меня успокоили. Значит в Сейме есть кто-то, кто заинтересован в том, чтобы поправки не готовились в спешке и были продуманными.

— Мы требуем, чтобы уже в аннотации к поправкам, которые занимают 20 страниц (небывалый случай), было четко сказано, к кому и в каких случаях относится та или иная статья, чтобы нельзя было трактовать ее слишком общо. Одно дело, когда речь идет об иностранных шпионах, или тех, кто им помогает.

Другое — о политиках, журналистах, просто людях, которые критикуют власть и принимаемые ею решения.

Я еще скажу такую важную вещь. Знаете, хотелось бы доверять правоохранительным органам, суду. Но что будет, если мы примем сырые и спорные поправки, а к власти придут радикальные политические силы, у которых появится соблазн использовать их как инструмент репрессий против инакомыслящих?

— В связи с этим у меня вопрос по поводу поправок, которые приняты на прошлой неделе. Которые, в частности, позволяют командиру определенного ранга брать на себя решения по началу боевых действий в случае вторжения оккупантов или иной угрозы.

— Здесь несколько другая ситуация. Скажем, если внезапный наплыв беженцев через границу или катастрофа иного рода. Чтобы люди, которые могут принимать решения, не ждали, пока созреют в правительстве и дадут свои ценные указания.

— Меня беспокоит гипотетическая ситуация, когда какой-нибудь командир Земессардзе решит, что русские уже идут и надо начинать обезвреживать или изолировать какую-нибудь, в его понимании, «пятую колонну». Допустим, русскоязычных в Латгалии.

— Здесь остается надеяться только на здравый смысл командиров и тех, кто принимает решения.

— Как и в первом случае, надежда на здравый смысл?

— Да, только в первом случае надеяться надо на здравый смысл законодателей и тех, кто в случае чего, будет претворять в жизнь принятые ими законы.

…Фильм «Римские каникулы» все видели.

Но до последнего времени — выхода голливудской ленты «Трамбо» — мало кто знал, что за сценарий культового фильма «Оскар» получил не автор, а — как автор — его друг. Потому что сценарист был занесен в «черные списки» за свои политические взгляды. Трамбо — создал сценарий и фильма «Спартак». Второго «Оскара» — посмертно — вручали вдове Трамбо.

Нехорошие были времена в Голливуде — маккартизм.

И американская демократия это признала. Почему-то сейчас эта не столь уж старая история приходит на ум.

Автор: Павел Кириллов,

журналист Baltnews.lv

Источник
Теги: Поправка, Государство, Действие, Случай, Латвия