Россия 30 января 2020, 06:11

О советской пенсии можно только мечтать!

Наш гарант конституции, несмотря на то, что решил эту конституцию слегка поправить, всё-таки сумел опять нас порадовать.

Его нынешнее послание Федеральному собранию было поистине человечным: впору расплакаться от счастья. Но где пенсионеры? Я, пенсионерка со стажем, пишущий журналист с 40-летним опытом, удивилась сама себе, но упёрлась и дослушала главу государства до конца. Впервые большая половина послания, причем первая, была посвящена простому люду: демографии в целом, детям, семье и всему тому, что с этим связано.

Понятно, что манеж рукоплескал и, прямо скажем, было за что. Предложенные меры поддержки семьи, рождаемости действительно заслуживают аплодисментов (без иронии). Но вот что меня смутило в первую очередь… Впервые (могу ошибаться, но кажется, действительно впервые) президент в послании, говоря о социальной политике государства, ни разу не упомянул пенсионеров. Безусловно, семья — главное, дети — главное, их воспитание и образование — главное, о чем и говорил наш президент.

Но где же наши старики, которые пекут пирожки внукам, читают сказки, рассказывают о Великой Отечественной? Тем более что у многих, пока не стариков, после пенсионной реформы, что называется, нагорело. А их, стариков, а особенно почти стариков, между тем становится всё больше в нашем обществе. Росстат говорит, что на сегодняшний день пенсионеры составляют 25,9 процента населения. Но это при подсчёте по-старому, не принимая во внимание повышение пенсионного возраста.

Посему (извините) оплошность допустила: сейчас пенсионеров будет становиться все меньше: пенсионный возраст увеличивается благодаря нашему правительству и президенту, давшим отмашку на очередную пенсионную реформу. Первые прикидки дают экономию на 800 тысяч человек. Дальше, повторю, будет больше. Глава государства, как мы помним, и уже за это нельзя ему не отдать должного, как мог, долго упирался насчет повышения пенсионного возраста. Ещё бы, ведь предстояли очередные выборы! Потом как-то быстро и тихо перестал упираться.

Опять же понятно: выбрали на ура, фактически дав карт-бланш на любые непопулярные меры. К слову, лично я не так уж и против повышения пенсионного возраста, но с одним существенным условием: не выгонять с работы людей, достигших пенсионного возраста, если они сами того не хотят. Впрочем, про повышение пенсионного возраста мы как-нибудь поговорим отдельно — там есть очень интересные фишки. Пенсионеры, будем жить достойно? Итак, о пенсионерах президент не упомянул, но предложил нечто покруче: «…закрепить в Основном законе принципы достойного пенсионного обеспечения».

Меня как журналиста и человека всегда занимал вопрос: что такое достойная зарплата и что такое достойная пенсия, о которых постоянно говорит Международная организация труда? Так вот, там свои международные заморочки. Например, в Южной и Центральной Африке прожиточный минимум (не достойный, а прожиточный, по определению МОТ) составляет 2 (два!) доллара в день. По всей видимости, у каждого человека свои параметры достойного.

Кому-то пяти копеек достаточно, чтобы чувствовать себя счастливым, а кому-то подавай миллион. В нашей же родной стране средняя пенсия сейчас составляет, согласно данным того же Росстата, 14500 рублей. Но это очень средняя. У моей подруги из Туапсе, библиотекаря с высшим образованием, пенсия 8 тысяч. А, например, у Ольги Голодец, которой посчастливилось поработать несколько лет в «Норильском никеле», — 200 тысяч в месяц.

Причем, заметьте, это было в 2010 году, когда её (не подругу, а Ольгу Голодец) призвали в правительство, то есть за девять с лишним лет ей ещё и проценты накапали. И я понимаю, что у вице-премьера не государственная убогая пенсия, а корпоративная. Да еще от такой солидной компании. Разумеется, нехорошо считать деньги в чужом кармане. Но среднее арифметическое от нашей стыдливости никак не меняется.

И что-то мне подсказывает, что 200 тысяч министра или вице-премьера ближе к достойному пенсионному обеспечению, нежели 8 тысяч библиотекаря. Тем более что то, насколько достойной может считаться пенсия, у нас очень сильно зависит от места жительства. Вся страна, не скрываясь, завидует московским пенсионерам с их «собянинской», а точнее, лужковской надбавкой в 6500 рублей для неработающих. Но ведь и 20 московских тысяч пенсии с учётом столичных цен и тарифов ЖКХ – это вовсе не уровень достойной жизни, а уровень выживания.

Хотя нельзя не признать, что лучше вы не найдёте уже ни в каком другом регионе, даже с учётом каких-нибудь северных выплат. Попробуйте хотя бы рассчитать свои возможности обеспечить самое нужное, опираясь на официальный прожиточный минимум где-нибудь в Хакасии. Вряд ли концы с концами сойдутся. Не так давно опять же в Росстате насчитали, что самые бедные пенсионеры живут у нас в Кабардино-Балкарии – там базовая пенсия на считанные копейки больше официального прожиточного минимума. А вот сколько-нибудь пристойные, хотя вряд ли достойные пенсии нашлись в Тюменской и Белгородской областях, где немало предприятий с приличными зарплатами.

Принципиальный вопрос Итак, если мы хотим внести в конституцию принципы достойного пенсионного обеспечения, мы должны понимать, что означает «достойное». Попробуем разобраться в этом деле со специалистами по социальной политике. Не могу не съязвить: не с актерами, музыкантами и танцорами, которых пригласили обсуждать и вносить поправки в конституцию. Увы, наши эксперты — государевы люди и, понятно, не готовы озвучивать свои имена в не очень удобных обстоятельствах.

Но это не снижает уровень их компетенции. Итак, по их словам, уровень жизни пенсионеров за последние 15 лет существенно вырос. В 2010 году прошла валоризация, и пенсии повысились у всех — они стали выше прожиточного минимума. С монетарной точки зрения можно говорить о достойной пенсии. То есть пенсионер на свою пенсию может купить пакет питания и услуг, предусмотренный государственной потребительской корзиной. Но, во-первых, мы все знаем масштабы наших потребительских корзин, особенно для пенсионеров.

Во-вторых, в цивилизованном мире у пожилого человека должна быть возможность самореализации, возможность общения с соседями, друзьями, с родственниками, живущими в других регионах. Эксперты утверждают: вектор нашей пенсионной политики должен быть направлен на то, чтобы пожилой человек мог не просто купить потребительскую корзину, но и активно жить, быть вовлеченным в широкую сеть общения. Что впереди? Между тем есть мировые стандарты достойной пенсии.

По нормам Международной организации труда, уровень возмещения заработной платы должен быть не менее 40 процентов. У нас в постсоветский период такого не было никогда. Впервые об этом заговорил незабвенный Александр Починок в 2001 году (в то время министр труда), когда представлял новый Трудовой кодекс. И дал прямо понять, что при разработке Кодекса такое предложение обсуждалось, но не состоялось.

Несложно догадаться, кто и почему его не «состоял». Кстати сказать, почему нужно вносить в Конституцию РФ неопределенную формулировку о принципах достойного пенсионного обеспечения, а не вносить в Трудовой кодекс вполне определенные, конкретные параметры — те же 40 процентов закрепить? Согласна: дурацкий вопрос, потому что ответ слишком очевиден. В нашей новейшей истории были периоды, когда мы приближались к 35 процентам возмещения заработка, напоминают эксперты.

Припоминаю это время. Но 35 было у тех, кто получал самую скромную зарплату (нянечки, поломойки и т.п.), чтобы люди не вымерли. А те, кто имел хорошее образование, опыт, должности, уходили на пенсию в лучшем случае с четвертью заработка, а чаще — меньше. Но сейчас мы и до того не дотягиваем. Ближе к завершению — немного личного: когда несколько лет назад я оформляла пенсию, мне начислили 8 процентов от заработка последних лет! Благодаря тому, что я продолжала работать, мне накапали еще какие-то слезы. Понятно, что величина пенсии — это производная от заработной платы.

И понятно, что зарплата и, соответственно, пенсия не может быть одинаковой у министра или директора крупного предприятия с их заботами, напряжением сил и, например, у почтальона или того же библиотекаря. Но если каждый из них честно выполнял свой трудовой долг, он в старости должен иметь право активно жить, а не сводить концы с концами. Напомню, что в интервале где-то с 2015 по 2018-й год реальные доходы населения не росли.

При том, что они никогда не были высокими в принципе. Увы, пока отчетливых предпосылок к существенному росту зарплат и в целом доходов населения не замечается. А это значит, что в обозримом будущем теоретически достойная пенсия нам вряд ли грозит. Так будет ли практическая польза от названной поправки в конституцию? Эксперты говорят уклончиво: время покажет. И вправду, кто знает этих «48 дирижеров»? А вдруг найдут правильную формулировку? P.

S. У каждого своя позиция в оценках фактов и событий. У автора статьи — такая. Редакция отнюдь не возражает, а даже приветствует другие точки зрения.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.
Теги: Пенсия, Возраст, Уровень, Пенсионер, Конституция