Россия 18 февраля 2020, 18:14

1941. Радиоразведка о штабах противника

В статье использованы следующие сокращения: А – полевая армия, АК – армейский корпус, ВО – военный округ, ГрА – Группа армий, КА — Красная Армия, мк (мд) – моторизованный корпус (дивизия), пд – пехотная дивизия, РМ – разведывательные материалы, РО – разведотдел штаба ВО, РУ — Разведуправление Генштаба КА, ТГр – танковая группа, тк (тд) – танковый корпус (дивизия).

В предыдущей части были рассмотрены РМ о штабах корпусов, которые поступили к руководству Советского Союза и КА в 1941 году. Достоверность этих РМ вновь оказалась неудовлетворительной.

В конце мая на территории Восточной Пруссии и бывшей Польши находилось семь мк. Ни один из них не был обнаружен разведкой. Перед началом войны этих корпусов стало десять, и вновь ни один из них не был обнаружен разведкой… Разведка только регулярно сообщала о наличии АК, но и эта информация в большей части оказалась недостоверной. Разведкой также не был обнаружен факт передислокация штабов корпусов, ТГр, армий и ГрА (фронтов) ближе к границе.

В заключительной части рассмотрим РМ, которые поступили в РО приграничных округов от радиоразведки. Радиоразведка знала всё Появилась версия о том, что радиоразведка поставляла перед войной только достоверную информацию. Радиоразведчики якобы знали почерк всех немецких радистов и могли определять принадлежность радиостанций к конкретным соединениям или объединениям. Следует отметить, что радиодивизионы ОСНАЗ, размещенные у границы, подчинялись РО штабов ВО и поэтому их информация включалась в сводки РО.

Следовательно, не могли существовать некие важные материалы, которые прошли мимо РО и якобы попали в секретные архивы РУ. Анализ информации, приведенной в сводке №1 РУ от 22.6.41 и в воспоминаниях бывшего начальника РУ, совпадают с РМ (сводки РУ от 31.5.41 и 15.6.41), которые поступили за три недели до начала войны и были опубликованы. Это может свидетельствовать только о том, что никаких других («сенсационных») материалов в архивах не существует.

По мнению автора, отсутствие других опубликованных РМ РУ за июнь 1941 года (до 22 июня) связано с тем, что наша разведка не смогла в должной мере обнаружить перемещение штабов и войск группировки вторжения непосредственно к границе. Это позволило обвинить в трагических событиях 22 июня 1941 года расстрелянных генералов, а после смерти И.В. Сталина — и его самого.

Радиоразведчики о полноте развединформации Генерал-лейтенант П.С. Шмырев отслужил в радиоразведке 50 лет и 15 лет из них возглавлял эту службу. Петр Спиридонович снабдил автора книги «Золотое ухо военной разведки» документами, материалами и представил их своим коллегам. В книге отмечено, что нападение 22 июня было тактически внезапным для КА и это со слов радиоразведчиков, которые по выдуманной версии обязаны были знать о выходе немецких войск на исходные позиции. До войны радиоразведчики могли только фиксировать: на какой волне, приблизительно из какого населенного пункта выходили на связь немецкие радиостанции.

По мощности сигнала они судили о том: насколько крупные радиостанции использовались. Также регистрировались абоненты в других населенных пунктах. По радиопередачам пытались определить главные и подчиненные радиостанции. По данным агентурной разведки о местах дислокации штабов также пытались определить подчиненность между собой радиосетей штабов. Если РМ агентурной разведки были неверными, то и выводы о принадлежности радиосетей конкретным штабам немецких войск также оказывались недостоверными.

В книге нет ни слова о том, что Сталин и «предатели-генералы» не прислушались к достоверной информации, поступившей от радиоразведки. Следовательно, такой информации и не было. Также в книге нет упоминания о обнаружении у границы радиоразведкой штабов немецких ГрА, ТГр и мк, а тем более о перехваченном сигнале «Дортмунд». Только захваченные немецкие документы в начальный период войны позволили перейти от технических характеристик радиостанций противника к осмыслению оперативной информации.

Большинство наших военных знало о неизбежности войны с гитлеровской Германией, но тактически нападение 22 июня оказалось неожиданным. А.К. Бушуев: В сентябре 1940 года я был назначен в 394 орд [отдельный радиодивизион КОВО. – Прим. авт.] ОСНАЗ начальником периферийного радиопеленгаторного пункта… Он осуществлял перехват и пеленгацию работающих радиостанций немецкой армии в заданном секторе… Материалы радиоперехвата и пеленгования доставлялись в штаб [орд. – Прим. авт.] фельдъегерем по железной дороге… Видимо, мы [командование.

– Прим. авт.] знали об опасности со стороны немцев в общем, так сказать, в стратегическом плане, а в тактическом — о том, что война за порогом — не ведали… 21.6.41 радиопеленгаторный пункт был выведен на учения к границе в район Любыча Руда. По информации сайта о радиоразведке, пункт был развернут в двух километрах от границы. Прибывший командир дивизиона выразил неудовлетворение выбранной позицией, расположенной слишком близко к границе.

На рассвете 22 июня лейтенант Бушуев прибыл на почту в Любоча Руда для доклада командиру орд о подобранной новой позиции. Здесь же его и застало начало войны. Пункт в это время все еще находится у границы. Личный состав пункта за исключением лейтенанта Бушуева с шофером и пятерых убитых военнослужащих попал в плен вместе со всей своей техникой. Командир 394-го орд утром 22 июня находится на квартире и неожиданно для себя просыпается под звуки рвущихся авиабомб.

Можно ли основываясь на этом факте заявлять, что радиоразведчики знали о начале войны на рассвете 22 июня? Имеются аналогичные воспоминания начальника радиопеленгаторного пункта 474-го орд ЗапОВО: Вечер 21 июня прошел как обычно. Личный состав, кроме дежурной смены, лег отдыхать, а я отправился на квартиру в деревне Рымачи за 1,5 км от радиопункта. Проснулся я 22 июня внезапно, сел на постели и вижу на одеяле земля и стекла… На сайте, посвященном радиоразведке, говорится: В период с 23 по 26 июня по данным открытого радиоперехвата разведчиками 394-го орд было установлено наличие у границы 1-й ТГр Клейста в составе 16-й тд, 63 и 79-й мд, которые двигались в направлении на Сокаль и Крыстынопль… Вероятно об остальных войсках ТГр из открытых переговоров узнать не удалось.

Следует отметить, что 63-й и 79-й мд в вермахте не было. Рассмотрим сводку РУ от 28.6.41: Захваченные в бою документы при разгроме штаба 39 тк вскрывают оперативные намерения противника по действиям на нашем Западном фронте. Установлено, что на Виленском направлении действует 3 Армия противника, на Брестском направлении – 2 Армия. Ударная группа 3 Армии в составе 39 тк, 5 АК вела наступление в стык северо-западного и западного фронтов, причем с утра 25.6 части 3 Армии из района Вильно повернули на Минск для действия по тылам Западного фронта… Только через неделю после начала войны нашей разведке удалось получить первую информацию о 2-й и 3-й ТГр, которые в сводке называются армиями.

По 3-й ТГр даже 28 июня разведке неизвестно о наличии в ее составе 57-го мк (12 и 19 тд, 18 мд) и о подчиненном 6-м АК. Получается, что литераторы «знают» больше, чем радиоразведчики… О полном владении обстановкой ничего не говорится и в книге о радиоразведке ВМФ. Материалы радиоразведки В опубликованных материалах имеется мало информации о сведениях, поступавших от радиоразведки до начала войны. Поэтому проверить достоверность этих РМ трудно, но попробуем.

Первое упоминание о данных радиоразведки датируется 2.10.40 г. Вероятно, эта информация была получена из открытых переговоров. Сводка РУ: «По данным радиоразведки, в район Коньске-Джедбуж [122 км юго-западнее Варшавы – прим.авт.] ожидается прибытие частей 1-й и 178-й пд, в связи с чем готовятся помещения…» Снова мы сталкиваемся с двумя точными обозначениями пд и района, где ожидается их нахождение. И снова 100% дезинформация.

1-я пд 13.9.40 направилась в Восточную Пруссию и уже расположилась в Кенигсберге. 178-й пд никогда не существовало. Не может идти речи и о 78-й пд, которая находится на Западе. Приведенные РМ радиоразведки напоминают ситуацию с фальшивыми знаками на погонах немецких военных. Только теперь немецкое командование использует и радиоэфир… Следующее упоминание о радиоразведке имеется в сводке РО КОВО (20.5.41): По достоверным данным радиоразведки и РО ОдВО, подтверждается дислокация следующих частей и соединений: Бакэу — штаб 4 армии, Крайова – штаб 1 АК, Брашов – штаб 6 АК, Бузэу – штаб 5 АК, Текучь – штаб 3 АК, Пятра Нямц – штаб горно-стрелкового корпуса, Слатина – штаб 11 пд… Информацию о дислокации штабов румынской армии была получена от агентурных источников РО, а радиосообщения, перехваченные радиоразведкой, привязали к местам дислокации штабов. Продолжение сводки: Данными радиоразведки подтверждается подвоз строительного материала к границе с СССР.

За период от 30.4. до 2.5 в Тыргу-Фрумос прибыло 10 вагонов цемента. С 21.3 до 17.4 на станции 3 км южн. Яссы завезено 46 890 кг круглого и квадратного железа. На станцию Пятра-Нямц выслано 10 тыс. буковых и дубовых шпал… Теми же данными в конце апреля установлено усиленное движение воинских эшелонов на участке Браила, Бакэу, Роман, Пашкани, Яссы… По данным радиоразведки, авиамастера и радиотелеграфисты из состава коммерческой авиации зачисляются в кадры ВВС… По данным радиоразведки, 27.4 на станции Браила [30 км от советско-румынской границы. – Прим. авт.] выгружалась немецкая моторизованная часть… Очень похоже, что и эти РМ получены из открытых переговоров.

Место выгрузки немецкой моторизованной части вызывает сомнения, поскольку немецких моторизованные или танковых частей на территории Северной Добрудже и Молдавии до начала войны не было. Однако агентурная разведка РУ и погранвойск НКВД неоднократно подтверждала их наличие в значительном количестве… С начала апреля агентурная разведка предоставляла завышенную информацию о наличии немецких войск на приграничных румынских территориях (сводка РУ от 4.4.41): «Немецкие войска в Молдавии и Северной Добрудже в общем количестве около 9-ти пехотных и одной моторизованной дивизий…» К 22.6.41 уже говорилось о наличии до 16 дивизий (в том числе до 2 тд и 6 мд), но и эти РМ радиоразведкой не опровергались. Проведем анализ единственной опубликованной сводки, в которой имеется подробная информация, которая поступила от радиоразведки.

Спецсообщение РО штаба ПрибОВО (5.6.41): Данные радиоразведки: Военно-полевые радиостанции Германии на территории Восточной Пруссии продолжали работу в следующих радиосетях: а) Радиосеть главного Командования — Берлин; подчиненные: Кенигсберг, Данциг, Штеттин, Познань, Бреслау. Радиоразведчики смогли только определить главную радиостанцию в Берлине и подчиненные радиостанции без указания обозначения штабов. В указанный период в Кенигсберге дислоцируются штабы 18-й А, 8-го АК и 1-го ВО.

С каким именно из этих абонентов поддерживалась радиосвязь? Радиоразведчики этого не знают и поэтому не указывают. Можно предположить, что речь идет о штабе 18-й А. В Данциге имеется штаб 20-го ВО, а несколько восточнее, в г. Эльбенге, расположилось командование ГрА «Север», которую ни радиоразведка, ни агентурная разведка не смогли обнаружить до начала войны. Вероятно поэтому, когда упоминается Данциг, то речь должна идти о радиосвязи с ГрА «Север».

В Штеттине нет крупных штабов кроме штаба 2-го ВО. О чем должны вестись радиопереговоры из Берлина с этим штабом? Это выяснить невозможно. Единственное, что приходит в голову, – это морские аэродромы и пункты наблюдения за воздухом, которые расположены на побережье. Радиосвязь с Познанью и Бреслау – это связь с командованием ГрА «Центр» и «Юг», которые также не обнаружены нашей разведкой. Продолжение спецсообщения: Радиосеть армейской группировки Восточной Пруссии.

Главная Кенигсберг; подчиненные: Инстербург, Ортельсбург. Радиостанции в Летцен и Шталлупенен в работе не отмечены… В сообщении говорится об армейской радиосети. Наша разведка знает, что в Кенигсберге расположен штаб 18-й А. Следовательно, речь должна идти переговорах штаба 18-й А с подчиненными штабами. Материалы радиоразведки не дают ответ на вопрос: о каких радиосетях идет речь? То ли 18-й А с подчиненными корпусами, то ли 8-го АК с подчиненными дивизиями, то ли 1-го ВО с подчиненными комендатурами? Агентурная разведка уверена, что в г.

Инстербург расположен штаб 12-го АК. В Ортельсбурге с 14.4.41 появляется штаб 5-го АК, передислоцированного из Бельгии. Штаб этого корпуса никогда не был подчинен 18-й А. О чем могла идти речь между штабом чужой армии и штабом АК, подчиненного 9-й А? Автор предположил бы, что были зарегистрированы переговоры со штабом 4-й ТГр, который дислоцировался около Алленштайна. Другие соединения или объединения, подчиненные 18-й А в данном районе отсутствовали.

В г. Летцене по РМ разведки имеется штаб АК, а в Шталлупенен – 214-й пехотный полк. Фактически в Летцене с апреля 1941 года дислоцируется штаб 26-й пд, которая в мае 1941 года подчинялась 38-му АК. Штаб корпуса находится юго-западнее Кенигсберга. Возможно, что эти сети и были обнаружены радиоразведкой. Недалеко от г. Шталлупенена с мая 1941 года дислоцируется штаб 121-й пд, подчиненной 2-му АК (штаб – г.

Гумбинен). 2-й АК до середины апреля 1941 года подчинялся 18-й А, а с 22 апреля – штабу 9-й А. Продолжение спецсообщения: «Радиосеть 12 АК с главной рацией в г. Инстербурге за отчетный период в работе не отмечена». С марта 1941 года (возможно и раньше) 12-й и 7-й АК (упоминание о нем будет немного ниже) находятся в подчинении 4-й А и поддерживали связь с ее штабом. Поэтому переговариваться штабам 12-го и 7-го АК со штабом чужой армии им не требовалось.

Проблема была еще в том, что радиосеть 12-го АК никак не могла присутствовать в г. Инстербург, т.к. штаб этого корпуса с декабря 1940 по конец апреля 1941 года находился в г. Гнесене. В мае 1941 года он передислоцируется в Радом, а в начале июня получил распоряжение отправиться к границе в г. Бяла Подляска. Кого именно агентурная и радио разведки принимали за штаб 12-го АК в Инстербурге не известно… Можно только сказать, что точные и перепроверенные РМ оказалась дезинформацией.

Напрашивается один из двух выводов: или немецкое командование вело радиоигру в эфире или же радиоразведка ничего кроме данных о радиосетях предоставить не могла… Продолжение спецсообщения: «Радиосеть 20 АК на прежней волне в 970 мт [мт – метр – прим.автора] не работала. Работу вела главная — Данциг с подчиненными в Хойнице и Косьцежина на волне 133 мт и с радиостанцией в Эльбинг на волне 64 мт». По данным разведки в Данциге дислоцируется штаб 20-го АК, который спутан со штабом 20-го ВО.

Около Хойтице дислоцируется 285-я, а у Косьежина — 207-я охранные дивизии. В Эльбинге дислоцируется управление ГрА «Север». Предположительно речь идет о связи некого штаба, подчиненного службе охраны тыла ГрА «Север», с подчиненными дивизиями. Продолжение спецсообщения: «Радиосеть корпусной группировки Штеттин работала в составе: главная — Штеттин; подчиненные: Нойштаттин (на волне 258 мт.), Штральзунд, Шпюлп (на волне 133 мт)». Радиосеть, которую приняли за сеть корпусной группировки – это фактически штаб 2-го ВО.

Подчиненные радиостанции: Нойштаттин, Штральзунд и Шлюп – это комендатуры (из большого количества), которые подчинены 2-му ВО. В Нойштаттине также располагается штаб войск охраны и командующего тыловым районом ГрА «Север» (R.H.G.101). Вновь данные радиоразведки ничего не говорят об истинных обозначениях абонентов. Продолжение спецсообщения: «Радиосеть 7 корпуса.

Главная радиостанция – Тильзит; подчиненная Шилутэ». По данным разведки, в Тильзите находится штаб 7-го АК. Штаб 7-го АК с конца апреля и до 16.6.41 дислоцируется под Варшавой в г. Zegrze. Указание о нем в РМ по состоянию на 1.6.41, а также якобы наличие и батальона связи 7-го АК может только свидетельствовать о подсунутой немецким командованием дезинформации. Кого так уверено отслеживают в Тильзите наша агентурная разведка и радиоразведка? Фактически в Тильзите с конца апреля находится штаб 26-го АК, который подчиняется 18-й А.

В Шилутэ размещается штаб 61-й пд из состава 26-го АК. Снова мы столкнулись с закономерностью: как только в РМ появляются точные и перепроверенные данные с указанием номера части или штаба, то в подавляющем большинстве случаев – это оказывается дезинформацией… Продолжение спецсообщения: «Радиосеть в районе Летцен. Главная — Летцен; подчиненные: Алленштейн, Ангебург, Сувалки».

Как говорилось выше, в Летцене располагается штаб 26-й пд. Недалеко от него дислоцируется штаб 9-й А и передовая группа штаба 3-й ТГр. Возможно, что одного из двух указанных абонентов приняли за радиостанцию в г. Летцен. Подчиненная радиостанция в г. Алленштайне. Рядом с Алленштайном имеется штаб 39-го мк (из состава 3-й ТГр), штаб 41-го мк (из состава 4-й ТГр) и 403-я охранная дивизия, подчиненная 9-й А. Кто с кем переговаривался и какие радиостанции имели в виду радиоразведчики не понятно… Город Ангербург относится к зоне ответственности 16-й А и штабы или части (от дивизии и выше) привязать к этому городу не удалось – их там нет.

В Сувалках размещен штаб 6-й пд из состава 6-го АК, подчиненного 9-й А. Видно, что радиоразведкой фиксируются радиостанции, которые привязываются к населенным пунктам, в которых бывает нет штабов… Продолжение спецсообщения: «Радиосеть района Варшава. Главная — Варшава; подчиненные: Прасныш, Радом, Дзялдово». В Варшаве размещен штаб 4-й А.

В г. Прасныш не обнаружено наличие воинских частей или штабов. Недалеко расположен учебный лагерь «Млава» (не путать с г. Млава). Возможно связь была организована с ним. В г. Радоме имеется штаб 12-го АК, подчиненного 4-й А. Севернее Дзялдово располагается 5-я пд и 57-й мк из состава 3-й ТГр. С кем конкретно могли вести радиопереговоры из Варшавы – снова трудно сказать… Рассмотрим одно из последних предвоенных сообщений, в которых говорится о радиоразведке. Спецсообщение РО штаба ЗапОВО (по данным на 20.6.41): По агентурным и радиоданным, штабы корпусов установлены в следующих пунктах: Радин, Луков, Межиречье.

По данным радиоразведки, в районе Варшава установлены две крупные радиостанции, самостоятельно поддерживающие связь со штабом главного командования — Берлин. Возможно, одна из радиостанций принадлежит штабу Восточной группы, передислоцировавшегося в Отвоцк, вторая — штабу 8 армии… По данным агентурной и радиоразведок в г. Радин (Радзун) находится штаб корпуса.

С вечера 16 июня 1941 года и до вечера 19 июня корпусных штабов в этом городе не было зафиксировано. В г. Лукове вечером 16.6.41 находился не просто штаб корпуса, а штаб 24-го мк, который 19 июня уже находится у границы. Вечером 19 июня в Лукове дислоцируется штаб 53-го АК. Корпусные штабы в указанном городе находились, но их замену и перемещение мк ближе к границе ни агентурная разведка, ни радиоразведка не смогли обнаружить. В г. Межиречье (Мендзыжец) с 16 по 20 июня постоянно корпусных штабов не было, кроме перемещающихся к границе.

Где-то в период с 18-19 июня через город проследовал штаб 2-й ТГр. С 20-го июня в городе стал размещаться штаб 4-й А. Перемещения штабов 2-й ТГр и 4-й А к границе разведками не были обнаружены. По данным радиоразведки, в районе г. Варшавы имеются две радиостанции, поддерживающие связь с Берлином. Из крупных радиостанций в этом районе можно говорить только о станциях в штабах 4-й А и 2-й ТГр. Штаб 2-й ТГр до начала войны не обнаружен разведками, как крупный штаб мобильной группировки.

Номер штаба 4-й А спутан со штабом 8-й А. Штаб 8-й А давно фигурирует в многократно перепроверенных РМ, хотя с осени 1939 года он не существует. Но кто-то его постоянно засвечивает. Иначе информацию о точном номере армии не объяснить… Также ошибочно разведки отслеживают мифический и единственный штаб фронта на Востоке – штаб Восточной группы. Однако этот штаб войсками на Востоке с сентября 1940 года уже не командует.

Это тоже была дезинформация… Выводы Можно сделать следующие выводы. 1. Руководству КА и ВО требовалась информация о наличии и местонахождении крупных штабов. Об этом свидетельствует спецсообщение РУ незадолго до начала войны: «Просим средствами, имеющимися в Вашем распоряжении, помочь РУ проверке, выявлении и уточнении нижеследующих вопросов: Дислокации штабов немецких армий и штабов армейских групп на всех театрах военных действий Германии против СССР». Генерал Владимиров напрямую ставит в упрек разведке, что не была обнаружена 1-я ТГр: «Сосредоточение 1-й ТГр перед 5-й Армией… вообще не отмечалось…».

Похожие слова отражены и в мемуарах начальника оперативного отдела КОВО маршала Баграмяна: «Ведь ни наркому, ни начальнику Генштаба не было известно, что от Сокаля хлынул на Радзехув по свободной от наших войск местности немецкий моторизованный корпус и что такой же корпус стремится прорваться от Устилуга на Луцк…» Бывший начальник РУ после войны приводит в качестве заслуги разведки: «Советская военная разведка знала и непрерывно следила за массовыми перебросками войск к нашей границе… Об этом со всей убедительностью говорит, например, последняя перед нападением гитлеровской Германии на СССР сводка нашего ГРУ… Это сводка №5 от 15 июня 1941 года… В составе этой массы войск были найдены и зафиксированы места нахождения штабов семи армий, двадцати двух корпусов… В подавляющем большинстве были установлены номера этих дивизий и армий, а также номера половины корпусных управлений…». Мы подробно проанализировали указанную сводку и некоторые другие РМ.

Эта информация в большей части оказалась недостоверной… 2. Разведчики пытались добывать РМ любой ценой, однако массированная немецкая дезинформация на всех уровнях и через многие страны не позволила достоверно определить места сосредоточения немецких войск и крупных штабов, а также их выход из глубины непосредственно к границе. В штабах ПрибОВО, КОВО и ЗапОВО до 21 июня были уверены, что большинство немецких войск расположено достаточно далеко от границы.

Об этом свидетельствуют карты штабов всех трех округов и разведсводки РО ПрибОВО от 17 и 21 июня 1941 года. В КОВО перемещение немецких войск связали с ожидающимися учениями. В ЗапОВО сумели вскрыть подход немецких войск, но командующий округом дисциплинированно следовал указаниям из Москвы. Дезинформацию об ожидающихся учениях немецких войск приходила и по линии других разведок. Спецсообщение НКГБ (20.6.41 г.): «…Официально объявлено о том, что на днях будут производиться большие маневры германской армии, в связи с чем население призывается к соблюдению спокойствия…» 3.

Одной из самых неприятных ошибок разведок являлось не обнаружение вражеских мобильных группировок: ТГр и мк. Без наличия таких группировок немецкое командование не могло начать войну. Иначе на блицкриге можно было поставить крест… Во 2-й части статьи было показано, что данные разведок о наличии танковых дивизий были недостоверными. Например, в трех местах, в которых, по достоверным данным, находились три тд, их до конца мая 1941 года просто не было.

Весной будет представлена статья о данных разведки относительно немецких мобильных войск: кавалерии, моторизованных и танковых войск.

Об этом сообщает Военное обозрение.
Теги: ШТАБ, Радиоведка, Войско, Война, Радиостанция