Россия 22 февраля 2020, 12:21

Курды хотят иметь единое государство: так ли это на самом деле

Премьер-министр Иракского Курдистана Масрур Барзани встретился в среду в Ватикане с Папой Франциском и передал ему фрагменты древней Библии, сожженной боевиками «Исламского государства» (запрещено в РФ) в Ираке, сообщили информационные агентства.

Непризнанная страна Премьер Барзани позже написал на своей страничке в Twitter: «Мы обсудили многие региональные и глобальные проблемы, в том числе нашу общую веру в диалог между различными конфессиями, как способ поощрения терпимости и снижения угрозы экстремизма». Эта встреча стала ещё одной попыткой властей Иракского Курдистана (его называют и Южным Курдистаном) добиться мирового признания независимости своего государства.

По конституции Ирака он с 2005 года имел в составе этой страны статус широкой автономии со столицей в Эрбиле. Осенью 2017 года уходящий в отставку президент автономии Масуд Барзани провёл референдум. Вопрос на нём был сформулирован так: «Хотите ли вы, чтобы Курдистанский регион и курдские земли за пределами региона стали независимым государством?» 92,73 % проголосовали в пользу независимости Курдистана. Центральное правительство Ирака итоги референдума не признало.

Соседние страны, поддержав Багдад, заблокировали свои границы с автономией. Западные государства тоже не поддержали курдов. Вскоре иракские войска начали операцию в Киркуке и его окрестностях, которые в ходе войны с запрещённой в России террористической группировкой «Исламское государство» взял под контроль Курдистан. Через две недели боев правительство Иракского Курдистана согласилось принять требования центральных иракских властей.

Автономия вернулась в свой привычный режим с собственной таможней, региональной валютой, парламентом, правительством и президентом. Подчинившись Багдаду, Эрбиль, тем не менее, стал время от времени демонстрировать свою независимость. Даже обзавёлся диппредставительствами стран, в которых живут большие курдские диаспоры. Теперь в ряду этих действий есть и встреча премьера Иракского Курдистана с Папой Франциском.

Разделённый народ Иракский Курдистан – сегодня единственное государственное образование курдов. Этот народ населяет историческую область площадью 450 тысяч квадратных километров в приграничье Турции, Ирака, Ирана и Сирии. (Территорию, сопоставимую с такими странами, как Швеция или Узбекистан). Век назад этот регион (за исключением его иранской части) входил в состав Османской империи. После её распада курды предприняли несколько попыток создать свои государственные образования.

Продержались они недолго, да и занимали лишь небольшую часть территории, заселённой курдами. Например, в двадцатые годы прошлого столетия на востоке современной Турции была самопровозглашённая Араратская Курдская Республика. Просуществовала она недолго – всего три года. В 1946 году на территории Ирана на короткое время была провозглашена Мехабадская курдская республика. Эти попытки объединиться в собственное государство навеяны популярной у курдов идеей создания «Большого Курдистана».

Подсчитано, что в него могут войти более 40 миллионов человек. В Турции живут свыше 20 миллионов курдов, в Иране – свыше 11 млн., в Ираке – до 7 млн., в Сирии – до 3 миллионов. Дальше – сложнее. Курды делятся на два больших субэтноса – курманджи (живут в Турции, Сирии и в северных районах Иракского Курдистана) и сорани (Ирак и Иран). У них разное вероисповедание, что не сильно способствует сближению народа.

Среди курдов есть мусульмане (сунниты, шииты, алавиты), в малочисленных субэтносах – христиане, езиды, иудеи. Но главное – курдами управляют устойчивые кланы, совсем не расположенные делить с кем-то власть над своим народом. Особенно это касается Иракского Курдистане – самого богатого из районов компактного проживания курдов. Благополучие Эрбиля и управляющего им клана Барзани держится на нефти.

В Турции ситуация иная. Курдские районы самые бедные в стране. Здесь в городе Диярбакыр (называемом, кстати, в качестве столицы «Большого Курдистана») периодически вспыхивают беспорядки. Недовольство условиями жизни местного населения перемежается в Диярбакыре с политическими требованиями автономии, освобождения из пожизненного заключения лидера запрещённой в Турции Курдской рабочей партии (КРП) Абдуллы Оджалана и пр. Факельное шествие в поддержку Оджалана в сирийском Манбидже Турецкая полиция с курдами не церемонится и применяет весть арсенал имеющихся у неё средств: слезоточивый газ, водомёты, оружие.

В 1981 – 2002 годах из-за боевых действий между турецкой армией и отрядами Курдской рабочей партии Диярбакыр вообще был закрытым городом. Почему Запад против «Большого Курдистана»? С турецкими курдами и их КРП тесно связаны курды сирийские. Собственно, именно эти две группы наиболее активно отстаивают идею «Большого Курдистана». Противников у неё много, и все влиятельные – из благополучных западных столиц.

Главных резонов у Запада два. Во-первых, выделение курдских территорий из стран Передней Азии легко спровоцирует большую войну. Опасная нестабильность может разом возникнуть в четырёх государствах региона. Во-вторых, воинственные курды, не имеющие опыта государственного общежития, разделённые религиозными и клановыми противоречиями, сами станут новым очагом напряжённости в этом и так неспокойном районе мира. Такие аргументы приводят западные эксперты в поддержку политики своих лидеров, не одобряющих идею «Большого Курдистана».

Они же отмечают ещё одно обстоятельство: курдские кланы вполне утраивает существующее положение вещей. Те же силы Барзани сегодня успешно сотрудничают с транснациональными компаниями и американскими властями. Поддерживают политику Вашингтона на Ближнем Востоке. Для них Курдская рабочая партия – это практически классовый враг, с которым объединяться нет никакого смысла. Вот и получается, идея «Большого Курдистана» увлекает простой народ и политиков низшего ранга.

Без участия курдской элиты она нереализуема. По крайней мере, в обозримом будущем.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.
Теги: КУРД, Турция, Курдистан, Барзани, Автмия