Россия 29 декабря 2020, 23:53

Белорусский кризис и Россия

Удивил в своё время Александр Лукашенко.

И очень сильно. Это когда он обратился к Путину с просьбой прислать «подмогу» из российских силовиков в момент пика протестов в РБ. Белорусский парадокс Удивил почему? А потому, что прямо и конкретно разрушил несколько расхожих мифов белпропаганды. Первым из них был миф про любимого всем белорусским народом батьку.

Любили белорусы Лукашенко, любили. И вдруг потребовались иностранные войска. И разве это ни странно? Внезапно вся былая любовь кончилась? Буквально оборвалась? Вторым был миф про независимость. По финансам тут всё и так сразу было ясно. И гораздо раньше. Но дошло дело до чисто силовой компоненты. И оказалось, что нужна помощь! Срочно! И как это прикажете понимать? Третьим был миф про добрую, пушистую и социально-справедливую Беларусь. Внезапно зазвучали выстрелы и взрывы.

Как-то этот миф тоже сам собой развеялся. Фото: телеграм-канал TUT.BY Вообще, август 2020-го – это был месяц окончательной гибели большинства расхожих белорусских баек. Причём оборвались они буквально вмиг. И мы увидели Республику Беларусь такой, какова она и есть на самом деле. Без сантиментов. Но интересно тут ещё и другое… Собственно говоря, все эти два с половиной десятилетия лукашенковский строй выживал именно за счёт поддержки России. Разногласия по линии Москва–Минск росли.

Поддержка сокращалась. Но как-то в широких массах сложился стереотип, что Путин поддерживает Лукашенко и что ему, мол, без Лукашенко – никуда… А вот это уже – как сказать. Вообще, о Путине можно говорить всё, что угодно. Но он, прежде всего, достаточно циничный и расчётливый политик. И излишними иллюзиями явно не страдает. В отличие от многих других лидеров на постсоветском пространстве.

И то, что он все эти годы поддерживал официальные отношения именно с Лукашенко (как главой РБ), ещё ничего из ряда вон выходящего не значит. Насчёт «предательства» со стороны России, следует высказаться однозначно: никто в России белорусскому батьке никогда на верность не присягал. Зато к некоторым особенностям независимой Белорусии, наверное, относится и довольно внезапное требование ею от России компенсации в размере 10 млрд долларов за белорусский внутренний налоговый маневр. Кстати, данным союзником сделано это требование было одновременно с намёком, что 7 млрд долларов из всей общей суммы будущего долга неплохо было бы – сразу простить.

Таким образом, смелость белорусских управленцев при взятии кредитов и принятии стратегических решений в экономике объяснялась весьма и весьма просто: они категорически не собирались самостоятельно по этим долгам рассчитываться. Многие эксперты удивляются стремительному росту долга РБ (начиная с 2008 года). Так ведь изначально платить по этим долгам Лукашенко, видимо, и не собирался? И тут выяснилось, что ни денег, ни силовиков, ни места жительства Россия вот просто так (за спасибо) никому предоставлять не обязана.

И Карабах, и Украина Просто с Арменией получилось нечто очень похожее. О России (как о союзнике) вспомнили там после начала крупномасштабного наступления на Карабах. Вот как снаряды начали рваться, так сразу и вспомнили. И начал господин Пашинян вдруг названивать президенту России. А безумная смелость внешней политики премьера-оппозиционера объяснялась, оказывается, очень просто: в случае чего Россия ведь спасёт обязательно. Так как она якобы была «обязана».

Ну и по итогам случился конфуз. Собственно говоря, иногда некоторые жалеют, что в 2014-м российская армия не дошла «до Львова». Сразу скажу, что это очень странные сожаления. Зачем России бросать свои ресурсы в жерло чужой войны? Да и зачем нам нужна Украина такой ценой? Сейчас мы наблюдаем конфликт в Белоруссии. Жёсткий внутренний конфликт.

Но при этом ни одна из сторон данного конфликта пророссийской не является по определению. Тогда почему же Россия туда должна всерьёз вкладываться? Зачем, простите? Забавно получилось: объективно в белорусских раскладах очень многое зависит от России. Но ни власть, ни, тем более, оппозиция никогда всерьёз на Москву политически не ориентировались. А сейчас – как бы уже и поздно.

Например, вот вам позиция оппозиционерки Тихановской по трём важным пунктам: «Крым – украинский. На Донбассе – конфликт между Россией и Украиной. А главный партнёр у Белоруссии – Запад». А вот, что думает Лукашенко по этим же трём направлениям: «Крым – украинский. На Донбассе – конфликт между Россией и Украиной. А главный партнёр у Белоруссии – Запад».

Кто-нибудь нашёл существенные различия? То есть, по факту, сегодня нормальной коммуникации с Москвой там нет ни у тех, ни у других. Причем ни у провластных, ни у оппозиционных. И знаете, что самое любопытное? Так ведь и те, и другие начинают теперь Россию-матушку прямо-таки запугивать: «Не поможете нам – вам же будет хуже». Ага, так и испугались у нас.

А вообще, конечно, белорусское направление сегодня для России выглядит сложно. Проблем, конечно, там «хапнуть» можно выше крыши. А вот с какими-то прорывами у нашего соседа сейчас весьма и весьма туго идёт. И да. Вот ещё что. В российских силовиках было-то отказано. Хотя смириться с таким отказом белорусам, видимо, было не так то и просто. Вот оттого-то и начали, видимо, в белпрессу вдруг так активно вбрасывать информацию, что, мол, те ребята, что работают на белорусских улицах без знаков различия – это якобы и есть российский или чуть ли не чисто дагестанский ОМОН… Статьи из этой серии: Минск.

Синдром Януковича

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.
Теги: Лукашенко, МИФ, Конфликт, ТУТ, Белоруссия