Россия 1 июня 2021, 04:51

Забытый реформатор Василий Темный

Кого из московских Рюриковичей вспомнит случайный прохожий? Точно Дмитрия Донского и Ивана Грозного.

Возможно, еще Ивана Калиту. Если повезет – Ивана Третьего Великого. И все. А между тем история возвышения Москвы и правящих там потомков Александра Невского богата и интересна. И ее борьба с Тверью и Литвой, и отношения с Ордой, от которой мы находились в вассальной зависимости. Много было всякого, и все-таки решительный шаг от удельного княжества до центра уже не Владимирской, а Московской Руси сделал человек, которого к этому принудила жизнь и обстоятельства.

И счастье Москвы, что он был и умен, и решителен, сумев и выстоять, и провести серьезнейшие реформы в условиях феодальной войны, и оставить сыну фундамент будущей империи, титул царя примет уже его правнук. Как начиналось А начиналось все с брака сына Дмитрия Донского, Василия І и Софьи Витовтовны, дочери Витовта Гедеминовича, Великого князя Литовского. Брак был в первую очередь политическим, Москва и Литва боролись за первенство на Руси.

И исход борьбы православной и русской Литвы и православной и русской Москвы был неочевиден. Как бы там ни было, брак этот принес мир и сына – Василия, того самого, который родился в 1415 году и выжил единственный из четырех. В 1425 году отец десятилетнего Василия ІІ умирает и начинается… На Руси тогда система наследования не устоялась, и крепко было в памяти лествичное право, когда власть получал не старший сын, а старший в роду, плюс было завещание Дмитрия Донского, в котором на случай смерти Василия І власть переходила Юрию, его младшему брату. Хотя первые пять лет все было тихо, отец нашего героя, прекрасно зная историю Рюриковичей, в завещании указал, что передает сына под покровительство деда – Витовта, чем, конечно, превратил Москву в вассала Литвы, но сберег жизнь семье.

Но Витовт в 1430 году умер, а обращение в Орду, которая частенько выступала арбитром в таких спорах, не дало ничего, татары дали ярлык на княжение Василию. Война между дядей и племянником стала неизбежной и неотвратимой. На стороне Юрия Звенигородского был опыт, слава полководца и ум, на стороне Василия – преданность москвичей, которые понимали, что город возвысился, благодаря своим князьям, и рухнет вниз, если придет посторонний. Три раза Василия вышибали из Москвы – два раза это сделал дядя, третий раз его сын, двоюродный брат Дмитрий Шемяка.

Еще раз Василия разбили татары, даже резиденцией Василия стала Коломна, куда перебралась большая часть москвичей. И все три раза родственники в Москву заходили, но подчинить ее себе не могли. Чтобы оценить отношения между потомками Дмитрия Донского – Василий II приказал выколоть один глаз двоюродному брату, тоже Василию, в 1434 году, а в 1446 его двоюродные братья ослепили самого Василия после пародии на суд: «Для чего любишь татар и даешь им русские города на кормление? Для чего серебром и золотом христианским осыпаешь неверных? Для чего изнуряешь народ податями? Для чего ослепил брата нашего, Василия Косого?» После чего он получил прозвище Темный. Большая часть его долгого правления, 37 лет – межусобица и война.

При этом, постоянно воюя и пытаясь удержать нечто гораздо большее чем престол – единство только-только зародившейся Московской Руси, он менял само государство, подстраивая его под новые реалии и превращая пусть сильное, но одно из удельных княжеств в государство, способное объединить все русские земли. Даже в поражениях Василий находил пользу: проиграв татарам, он передал им в кормление Городец Мещерский, и не было у московских князей более верного союзника, чем касимовские татары, и против Орды, и против любого другого врага.

Имея предельно ослабленное смутой и усобицами государство, он заключил выгодный мир с Литвой и Польшей. В 1456 году Новгород, который склонялся к Литве, признал зависимость от Москвы. Сложилось и с Ордой, с 1449 года дань ханам Москва не платила, а набеги татар – отражала. Сам факт, что в этот период Московская Русь не только устояла, а еще и укрепилась – достоин удивления, а то, что в процессе усобицы были ликвидированы уделы (по сути, фундамент усобиц) и укреплено единовластие князя – несомненное доказательство его политических талантов. Была решена и проблема церкви: воспользовавшись Флорентийской унией, Василий Темный устранил митрополита – ставленника Константинополя и назначил своего.

Это был первый шаг к включению православия в государственный механизм как одного из его эффективных инструментов, а московских князей – в единственных защитников православия. Занимался Василий и армией, его воевода Федор Басенок разделил государев двор на дворец, которому перешли функции хозяйственно-административные, и двор – который стал предком нынешнего министерства обороны, отдельной воинской корпорацией Московской Руси из дворян и детей боярских, служащих за поместье и заинтересованных в сильной центральной власти и расширении территорий. Заботился Василий и о потомках.

Последние десять лет жизни его сын Иван – соправитель, никаких сомнений, что дальше будет не по старине, даже не выдвигается, новый порядок престолонаследия, не продуцирующий феодальные усобицы, внедряется в жизнь. Закрепит этот порядок сын – Иван Великий Васильевич. Итоги Подводя же итоги – Василий Темный прекратил усобицы, уничтожил уделы, укрепил церковь, сделав ее частью госаппарата, перестроил саму государственную машину и закрепил новый порядок престолонаследия. Кроме того, добился огромных успехов во внешней политике и заложил фундамент взлета Москвы при Иване Великом.

Почему же его забыли? Ну, во-первых, с легкой руки Костомарова, выставившего Великого князя безвольной марионеткой: Пользуясь зрением, Василий был самым ничтожным государем, но с тех пор, как он потерял глаза, все остальное его правление отличается твердостью, умом и решительностью. Очевидно, что именем слепого князя управляли умные и деятельные люди. Таковы были бояре: князья Патрикеевы, Ряполовские, Кошкины, Плещеевы, Морозовы, славные воеводы: Стрига-Оболенский и Феодор Басенок, но более всех митрополит Иона.

Во-вторых – эпоха феодальных войн никого не красит. И грызню потомков Александра Невского не то что бы забыли, просто старались не выпячивать, как и то, что Василий Темный пять лет был вассалом Литвы. Ну и Иван Васильевич, который строил здание на готовом фундаменте, и получил за это всю славу. Причин более чем достаточно, дабы помнить блестящего сына и упоминать парой строк в учебнике не менее блестящего отца. А умер Василии Темный глупо – заболел туберкулезом и в качестве лечения ему предписали сжигание трута на теле, от ожогов развилась гангрена… Но уходил он, думается мне, спокойно – сыну оставалось крепкое государство, крепкая армия и чиновничий аппарат, поддержка церкви и главное – отсутствие соперников из родни.

Оставалось воссоединить все потерянное за века после монгольского нашествия и превратить государство в империю.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.
Теги: ВАСЯ, Москва, Государство, РУСЬ, Князь