Россия 19 июня 2013, 08:42

Вызов безопасности России. Исламизм как фактор эскалации межнациональных конфликтов

22 мая 2013 года в Военной академии Генерального штаба ВС РФ прошла научно-практическая конференция по теме «Исламизм и национальная безопасность России».

В мероприятии приняли участие 180 человек. Тезисы основного доклада Анатолия Куликова были опубликованы в еженедельнике «ВПК» (№ 16, 2013). Сегодня мы предоставляем вниманию читателей первую часть полной версии его выступления, а также выдержки из наиболее ярких сообщений других участников конференции.

Эффект бикфордова шнура Четырнадцать столетий существует ислам – самая молодая из всех мировых религий и вторая по массовости после христианства в России. По данным Духовного управления мусульман РФ, сегодня 20 миллионов россиян являются последователями ислама. Дубль косовского проекта Между тем истинного числа верующих не знает никто. Население, числящее себя христианами, иудеями или представителями иных конфессий, в действительности не столь религиозно и придерживается большей мировоззренческой свободы.

Но мусульманское общество более последовательно в приверженности к своему вероисповеданию, с рождения и до смерти многие мусульмане проживают свой век, будучи фанатично готовыми к самопожертвованию во имя Аллаха. Стоит отметить и то, что при высоком демографическом потенциале численно мусульмане прирастают стабильно быстрыми темпами. Согласно прогнозу Фонда Карнеги в силу высокого демографического потенциала мусульманского населения и иммиграционного притока преимущественно из мусульманских государств к 2030 году половину населения России будут составлять мусульмане.

То есть наши уже рожденные внуки станут этническим меньшинством. Для многонациональной России, в которой веками в мире и добрососедстве жили представители разных этносов и религий, перевес мусульманских народов может иметь большое значение. Не станет ли, оказавшись под сильным влиянием радикального политизированного ислама, Россия дублем косовского проекта, только более обширным и с более масштабными последствиями? Сущность ислама и его школ в теоретическом плане трудно постижима для приверженцев иных религий, тем более для атеистов или агностиков. На дискуссионном уровне возможны частные ошибки и разночтения.

В нашу задачу не входит анализ течений в культуре исламского вероисповедания. Нас интересуют вызовы и угрозы международной и национальной безопасности, которые напрямую связаны с самым радикальным течением в исламе – исламизмом. При всей неоднородности исламских вероучений, при всех внутренних разногласиях мусульманский мир очень сплочен. Поэтому экстремистские силы, одержимые идеей воссоздания великого исламского халифата, имеют множество сторонников.

Это значит, что на обозримую перспективу исламский фактор будет приоритетным при формировании повестки дня многих форумов и международных организаций. Энциклопедические источники дают следующее определение исламизма: это религиозно-политическая идеология и практическая деятельность, направленные на создание условий, при которых любые противоречия внутри государства, где есть мусульманское население, а также межгосударственные отношения с их участием, будут решаться на основе норм шариата. Поэтому иногда исламизм называется тоталитарной идеологией, предлагающей решение сложных вопросов современной жизни средневековыми методами.

К отличительным признакам исламизма относятся императивное понимание Аллаха как верховной власти, требование возвращения к образу жизни и религии в том виде, который был дарован пророком (без последующих наслоений), соблюдение активной веры, обрядов и традиций первозданной веры предков, а также главенство законов шариата над всеми светскими надстройками и неограниченное применение устрашения и насилия для достижения своих целей, включая террор, в силу чего терроризм часто ассоциируется с исламом. В такой конструкции исламизм противостоит и самому исламу в его современном виде, приспособленном к условиям более или менее секулярных государств (то есть свободных от влияния религии).

Достаточно сказать, что так называемая арабская весна пришла именно в те государства, в которых уровень светскости по меркам ислама был превышен. Лишь те из них, в которых модернизация государственно-политического устройства зашла не слишком далеко, сохраняют пусть и напряженную, но все-таки стабильность. Противостоять деструктивному влиянию исламизма на современное мироустройство невозможно без знания причин, его порождающих.

Акцент на мировоззрение Как явление, имеющее более широкое значение, чем факт конкретной религии, исламизм заявил о себе в последние десятилетия. На исходе ХХ века мировое сообщество жарко спорило о глобализации как вызове международной безопасности. Познание этого процесса продолжается уже в новых ракурсах. Оказывается, в числе угроз, считавшихся обусловленными состоянием экономики, исчерпанием ресурсов, растущей безработицей и бедностью в многонаселенных государствах-изгоях, появился новый фактор – политизированный религиозный компонент, способный играть самостоятельную роль.

В условиях глобализации эта роль проявляет себя в пространстве и времени практически синхронно (пример – «арабская весна» на Ближнем Востоке и в Тихоокеанском регионе). При агрессивной вспышке исламизма вместо сугубо экономических и социальных условий акцент переносится на мировоззренческий уровень. Сегодня исламисты говорят: «Вы, неверующие и неверные, владеете основными запасами сырьевых ресурсов и несправедливо ими распоряжаетесь.

Вы погрязли в грехе, пьянстве и наркомании. Ваши символы равенства и свободы извращены до распущенности. Ваша Церковь лжива. Ваши законы бездействуют. Только ислам и шариатское право могут обеспечить порядок и справедливость для всех». Если бы эти тезисы были озвучены в ходе прямой дискуссии, на многие из них было бы непросто ответить адекватно. Действительно, западная политика мультикультурализма потерпела поражение.

Вместо высоких достижений цивилизации и возможности стать их творцом она предъявила мусульманской общине не лучшие свои стороны – двойные стандарты в политике, коррупцию и свободные нравы в светской жизни, безразличие к ближнему под видом личной свободы каждого. Таким образом, продемонстрирован циничный разрыв между провозглашаемыми и реально исповедуемыми общечеловеческими ценностями. Не претендуя на бесспорность тезиса о кризисе мировых религий, заметим, что объективно христианство во всем мире переживает не лучшие времена.

Проблемы Церкви неизбежно транслируются в общество. Порождены они многочисленными скандалами, связанными с нарушением обетов священнослужителями в католической, англиканской, протестантской ветвях христианства. В качестве пастырей к кафедральному богослужению допущены мало сказать женщины (!), но и те, кто принадлежит к субкультуре нетрадиционных меньшинств. Те же слабости демонстрирует и православие вкупе с культом роскоши в среде священников.

Последние, любя все прекрасное и дорогое, порицают в своих проповедях греховное стремление человека к материальным благам. Совсем недавно упоминание вслух содомского греха было неприличным, сегодня Европа де-юре и де-факто охвачена безумием перемен в брачных отношениях. Это ли не поводы осуждать современное общество как достигшее самого низа грехопадения? И все эти поводы исламизм умело использует. Раньше расхождения в поведении представителей исламской и неисламской религий сводились к различиям в обрядах, одежде и еде.

Сегодня линия раздела лежит преимущественно на отношении к моральным устоям, незыблемым в исламе и девальвированным в иноверческой и светской психологии. В исламе осквернение сакральных ценностей и понятий грозит физическим уничтожением лица, посягнувшего на святыни (вспомним художников и писателей, перешедших в творчестве границы приемлемого). В иных же религиях подобное – не более чем повод для культурологической полемики (порносъемка в Кельнском соборе или выходка «перфомансисток» в храме Христа Спасителя).

Законы в светских государствах написаны и исполняются людьми. Ошибки в правоприменении, их чрезмерная гуманность или жесткость тоже следствие субъективного сознания и поведения. В разных государствах нарушения правил (в том числе преступные деяния) квалифицируются различно, законы нестабильны. В современной России случается и так, что закон еще не успеет вступить в силу, а в него уже вносятся поправки. В отличие от светского шариатское право «дано свыше» – является сводом вечных, универсальных правил, предусматривает равенство всех перед Аллахом и шариатом.

Во всех мусульманских сообществах его толкование и применение идентичны, что демонстрируется как преимущество исламского миропорядка. Однако главной причиной радикализации ислама является, на наш взгляд, стремление радикальных исламских кругов расширить свое территориальное присутствие, овладеть новыми землями, мировыми богатствами и массами населения. Это и называется созданием всемирного халифата.

Но как проявляется исламизм в России и угрожает ли он ее безопасности? Сомнительное благоприятствование На территории современной России ислам появился уже в VII веке, то есть сразу после его зарождения в 610–613 годах нашей эры. Пути его проникновения различны. В Поволжье мусульманство принесено вместе с купеческими тюками из среднеазиатских районов. Его становлению способствовали золотоордынское завоевание и длительное татаро-монгольское господство.

В связи с тем, что после Крещения Руси государственной религией стало православие, исповедание покоренными народами других религий со стороны государевой власти не поощрялось, но и не преследовалось. Правда, касалось это только простого народа, а имамы, ханы и мурзы пребывали в немилости. Согласно выводам современных исламоведов в период властвования императрицы Екатерины Великой имела место не столько насильственная христианизация нерусских народов Российской империи, сколько их насильственная исламизация. Когда под императрицей зашатался трон вследствие нараставшего народного недовольства, она, опасаясь распространения пугачевщины, решила привлечь на свою сторону мусульманское сословие.

По ее велению в Уфе создано Духовное управление мусульман, исламским служителям из казны определено значительное жалованье, их социальный статус возвысился, а с ним и влияние на мусульманское население. Признание ислама стало очевидным фактом. Последовал бурный расцвет его институтов. Количество мечетей возросло более чем в 57 раз и достигло 6763. Такого всплеска не наблюдалось даже в стерильно исламской государственности Ирана.

Не ослабляли внимание к исламскому фактору и последующие государи. Так, с одобрения императора Николая Павловича в 1850 году за счет казны были опубликованы «Начала мусульманского законоведения». Идея этого труда состояла в том, что национальная политика государства должна принять во внимание особенности этноса, изученные на примерах колониальной политики Запада. Наместники царя в мусульманских территориях отнеслись к публикации сдержанно.

Они не могли не обратить внимания на следующий ключевой посыл, сформулированный в «Началах…»: «Все государства и страны, в которых водворилась вера мусульманская, управляются одними и теми же законами, которые все проистекают из одного и того же источника, коим является Коран». К этому труду и сегодня обращены взоры исследователей ислама. Это, безусловно, интересное исследование и тем не менее оно представляет собой обобщенный опыт мусульманского права в колониях.

А мусульмане России были полноправными гражданами империи, целостность которой обеспечивалась в том числе единством законодательства. Благорасположение к исламу продолжалось вплоть до 1917 года. Революционное сознание на семь десятилетий решительно заменило все религии. В восьмидесятые годы ХХ века с ветрами перестройки в Россию пришли деидеологизация, свобода вероисповедания и свобода в прямом смысле. Именно мусульманские государства Средней Азии первыми отделились от СССР (конечно, раньше из Советского Союза вышли прибалты, но природа их отделения была иной).

Мысли о суверенитете начали овладевать умами лидеров национальных автономий в самой Российской Федерации. Новая российская бюрократия, сама того не ведая, использовала екатерининский опыт мягкого принуждения к лояльности: имамы, по признанию самих муфтиев, получили хорошую зарплату от государства. В национальных республиках множатся мечети и медресе, открываются исламские университеты. Несмотря на благоприятствование исламу со стороны государства, сегодня влияние имамов на умы верующих не отвечает интересам общества, так как далеко не все из них сумели стать лидерами.

Решение кадровой проблемы мусульмане стали искать за рубежом. В исламе богослужебным и священным считается лишь один язык – арабский. Во всем мире исламский проповедник будет понят и во время службы в мечети, и на лекции с кафедры исламского университета. Поэтому в наших учреждениях свободно миссионерствуют проповедники и исламоведы из Алжира, Индонезии, Марокко, Иордании, Пакистана и др. Так на территорию нашей страны пришли новые духовные лидеры, для которых Россия не являлась родиной, мировоззрение которых не было с ней связано.

Причины внутренние и внешние К числу внутренних факторов, влияющих на современную радикализацию ислама, относятся прежде всего резкая дифференциация социальных групп после несправедливой приватизации госсобственности, а также развал производственной сферы, безработица и обеднение населения. Виновниками всего этого объявились безбожники, неверные и конформистское светское руководство. На этом фоне авторитет муфтиев, имамов стал возвышаться над государственными институтами.

Серьезной проблемой обернулись незанятость и бесперспективность будущего для наиболее социально активной группы населения в республиках Северного Кавказа. Еще одна причина радикализации – отток русскоговорящего (преимущественно славянского) населения, выполнявшего в полиэтническом обществе связующую роль. По разным оценкам, за 1989–2002 годы с Северного Кавказа выехали 415–420 тысяч человек.

Эта цифра обоснованно подвергается сомнению, так как только в Чечне и только за период военного конфликта доля русских сократилась более чем в 30 раз, то есть на 280–300 тысяч человек. Отсутствие идеологии и объединяющей национальной идеи, обострение взаимных территориальных притязаний внутри мусульманского сообщества, на почве которых возникли радикальные настроения и экстремизм, коррупция и глухота власти к нуждам простого человека – все это оказалось в числе причин радикализации ислама в новейшей российской истории. Коррупция и беззаконие достигли запредельного уровня.

В ряде случаев население требовало управления из федерального центра и не встречало понимания. Проповедники тем временем предлагали альтернативу – содействие созданию всемирного халифата, то есть государства с такими неоспоримыми ценностями, как равенство, социальная справедливость и регламентация шариатом всех сторон жизни. Политические силы в этих условиях оказались недоговороспособны.

За корпоративными интересами они не захотели увидеть общую угрозу, исходящую от сплоченного и агрессивного исламистского фронта, высокомотивированного идеей создания единого государства, ежедневно вдохновляемого на подвиг против неверных. И это на фоне, когда растущее количество мечетей и медресе, а также культурных и образовательных центров не просто подвижничает на почве возрождения веры, но и способствует консолидации радикальных настроений, становится своего рода идеологическими центрами, влияющими на политические процессы в своем регионе. В России за последние 20 лет количество мечетей выросло в 72 раза: в Татарстане их более 1100, Башкортостане – 470, Чечне – 465, Ингушетии – 300, Дагестане – свыше 2000 (в 1989-м в этой республике их было 27).

Специалисты считают, что именно Дагестан является центром исламизма в РФ, продвигая его в другие регионы страны. Что же касается внешних факторов, способствующих радикализации ислама в России, то к ним, безусловно, относится прежде всего свобода передвижения по миру. Открывшаяся картина мира показала мусульманам, что ни одно общество, в котором власть принадлежит «неверным», не соответствует идеалам. С открытием границ у мусульман появилась возможность получать образование за рубежом.

Все большему числу мусульман стала доступной мечта совершить хадж, так как эта мечта осуществляется на зарубежные пожертвования. Во времена СССР всего несколько десятков человек со всего Союза могли себе это позволить, сейчас – десятки тысяч. Например, в 2012 году 20,7 тысячи мусульман из 55 регионов России стали паломниками. Радикализации ислама в РФ содействует не только вовлеченность всех мусульман в такой транснациональный проект, как создание всемирного халифата, но и вооруженные конфликты с их участием.

Россия занимает по отношению к ним позицию, противоположную или нейтральную интересам «Братьев-мусульман» (например, в Сербии по поводу Косова, в Сирии, Египте, Ливии, Кыргызстане, Таджикистане – с их внутренней оппозицией, в арабо-израильском противостоянии, в Афганистане и т. д.). Эксперты-исламоведы, изучающие причины радикализации ислама внутри российского мусульманства, считают, что всему виной «неуклюжая» политика центральной власти, неграмотные действия армии, недипломатичная и невежественная тактика регионального руководства, приведшие к подрыву престижа власти как гаранта безопасности граждан. Именно недальновидная политика федерального центра привела к трансформации обыкновенного сепаратизма в национализм с террористическими проявлениями, а религия в регионах быстро радикализировалась.

В истории кавказских народов религия неоднократно становилась знаменем как национального, так и социального протеста. Страна для мусульман На рост числа исповедующих ислам большое влияние оказывает иммиграция. Этому в немалой степени способствует «дырявая» миграционная политика Российской Федерации, которая своей пассивностью только стимулирует приток иностранцев, большей частью мусульман. Сегодня перенас.

Теги: Ислам, Государство, Мусульманин, Религия, Население