Новость7 марта 2016, 06:23

Гибель БПК "Отважный". Часть III

Корабль, ЧАСЫ, ВМФ, БОРТ, Минута
Оперативный дежурный штаба ЧФ продолжал описывать обстановку.

Из журнала текущих событий ОД ЧФ за 30.08.74: 13.00. Приказание ГК ВМФ: главное — обеспечить плавучесть корабля, все остальное потом. Передано на «Отважный». НШ ЧФ. 13.15. ГК ВМФ приказал разобраться с людьми. Подошел к «Отважному» ПДС-123. БПК «Комсомолец Украины» от борта «Отважного» отошел.

13.22. «Отважный» для ОД ЧФ: 1. На корме людей нет. 2. Рубеж от 164 шпангоута в корму. 3. Пробоина неизвестна, но предполагаю нет (!). (Корабль постепенно погружается в воду т.е. тонет, но тем не менее предполагают, что пробоины нет прим.). 4. Подошел «Бештау» и СБ-15. Откачку воды не начал. НШ ЧФ. 13.30. БПК «Сметливый» для ОД ЧФ: «Докладываю обстановку на БПК «Отважный»: в кормовой части взорвана крышка 8-го погреба.

Предполагаю, кормовая башня смещена, имеются рваные пробоины в корме в районе 6-го кубрика, керосинохранилища. Горит краска на борту в районе 6-го кубрика. В керосинохранилище продолжается пожар в районе 9-го погреба (Эта часть доклада не верна т.к. в этот момент пожара в керосинохранилище не было, вероятно в его районе горела краска прим.). Палуба кормы находится над водой на 10-15 см.

Предполагаю, пожар распространяется в район погреба № 10, кормовой такелажной кладовой. Подошел аварийно-спасательный отряд. HP ЗАС 265/95. Командир 11 БПК». 13.40. 20 ДиКОВР — ОД ЧФ: «Доношу: по боевой тревоге от 20 ДиКОВР вышло в морс 10 кораблей, в том числе: дежурный ПУГ в составе МПК — 10, 62, 52, дополнительно МПК-8, КТГ мт «Торпедист», «Вакуленчук», «Рулевой», КТГ ВТ-271, 259, 318 снялись с якоря, находятся в готовности. МПК-15, 75 на рейде обеспечивают пл С-96, пка «Пионер».

Готовы к выходу СКР-13, 40. ЗАС 2149/2. Команднр 20 ДиКОВР». 13.45. От МРК «Зарница» для ОД ЧФ: «Начальник АСС перешел на СБ-15, применили пенотушение». 14.00. От ЭМ «Сознательный» для ОД ЧФ: «Докладываю обстановку: кормовые погреба затоплены, поставлена оборонительная линия 164 шпангоута. Пожар продолжается, горит топливо. Огонь и дым выходят из кормовой трубы кормовой машины.

Тушение пожара производится пеной ПДС-123 через кормовую трубу. «Бедовый» продолжает буксировку курсом 45°, скорость 5 узлов». Обстановка на 14.00 на БПК «Отважный»: 1. П — 280°, Д — 18 миль от Херсонеса. 2. На буксире у ЭМ «Бедовый», ход 5 узлов, курс 45°, крен — 13°, корма притоплена до палубы. 3. У борта аварийного корабля СС «Бештау», ПДС-123 тушит пожар пеной.

4. Пожар в надстройке и корпусе, огонь виден из кормовой трубы, горит топливо, керосин. 14.08. Приказание ГК ВМФ: немедленно откачивать воду. Обеспечить непотопляемость — самое главное. 14.30. СБ-15 подошел к борту. На СС-26 запас пены 5 тонн. 14.35. Начальник техуправления капитан 1 ранга Никитин прибыл на БПК «Комсомолец Украины», принимает меры к переходу на «Отважный». 14.36. От БПК «Решительный» для ОД ЧФ: «По приказанию ОД прекратил выполнение задачи.

Следую для оказания помощи в точку Ш 44°36', Д 32°56'. Время прибытия 22.00. ЗАС 554/38. Командир». Из докладов командиров кораблей находящихся возле «Отважного» видно, что обстановка, после некоторого улучшения, снова начала ухудшаться, несмотря на то, что на него со спасательных судов выливались тонны пенообразующих веществ. Здесь необходимо прояснить создавшуюся ситуацию.

Все внимание было уделено поддержки плавучести корабля, для этого командование запретило тушить пожар забортной водой, чтобы не увеличивать осадку корабля, поэтому тушение начали вести только пеной. На первый взгляд сам по себе приказ был вроде своевременный, да и пенообразующие вещества неплохо справлялись с огнем. Тогда почему же огонь стал разгораться вновь и, что самое опасное, стал распространяться в корму, где не было команды и где находились «бок о бок» погреб № 10 с противолодочными бомбами и керосинохранилище? На раскрытым взрывом участке палубы поданная в очаг пожара пена сдувалась порывами ветра, и плавающее на поверхности воды топливо загоралось вновь, а поданный во внутренние помещения пеногаситель в т.ч.

и через дымовые трубы: «Тушение пожара производится пеной ПДС-123 через кормовую трубу», даже не достигал очага пожара, разлагаясь на лету от высокой температуры. Т.к. корабль буксировали носом против ветра для снижения боковой качки, то ветер погнал огонь на корму, в результате там сначала на бортах обгорела краска, а затем произошел взрыв погребов. Взрыв в кормовой части Из журнала боевых действий БПК «Отважный» за 30.08.74: 14.47.

Произошел взрыв в кормовой части. Личному составу покинуть кормовую часть. Осмотреть все отсеки, л/с строго следить за креном и дифферентом. 14.50. Крен 16° на правый борт, дифферент на корму 20°. 14.52. Матросу Желез оказывают мед. помощь, после взрыва получил травму. 14.53. Из боцманской команды нет Прочаковского и Литновского, химика матроса Завьялова — доклад старшего матроса Гришечко. 14.55. Обстановка на юте: взрыв в районе 10 погреба, выпучилась палуба.

14.55,5. Крен 15,5°, дифферент 20°. 14.57. Прекратить подачу труб на ПДС-123. 14.58. Доклад флаг, механика — буксировать на мель корабль (Интересно, а до этого, куда буксировали корабль? Судя по направлению 450 явно не к ближайшему берегу прим.). 14.59. Крен увеличивается 19° на правый борт. 15.00. Крен 25°. 15.02. Крен 26-28°, не увеличивается.

15.03. Послан матрос Синицын узнать, как обстановка в столовой. 15.07. Крен 27°. 15.10. Пропал свет и питание на приборы. 15.11. Команда командира «подняться всем наверх». Из журнала текущих событий ОД штаба ЧФ за 30.08.74: 14.47. Доклад с «Бедового»: «Наблюдаю взрыв в кормовой части». 14.50. Доклад с Ли-2: «Произошел большой выброс пламени и дыма. Очевидно, взрыв». 14.54. От авиации: «Тушение производится с левого борта.

К правому борту подходит корабль. Крен небольшой, пламя сильное». 15.00. Крен резко увеличился. Взрыв в погребе № 10 нарушил герметичность водонепроницаемых переборок на 233 и 251 шпангоутах, что привело к затоплению еще двух смежных отсеков к ранее затопленным трем. Затопленной оказалась вся кормовая часть корабля от 164 шпангоута. За время с 14 часов 50 минут до 15 часов 02 минут крен корабля с 14-15° правого борта увеличился до 26-28° правого борта.

Кромка БПК вошла в воду по основание кормовой башни.

«Кромка БПК вошла в воду по основание кормовой башни» Конструктивные и технические возможности борьбы за живучесть корабля были исчерпаны (Из-за большого крена и дифферента на корму остановилась носовая машина, прекратил работу генератор, погас свет). Затопление пяти кормовых смежных отсеков протяженностью 50 м, что составляло 38% от его длины, вело к потере продольной остойчивости.

При установившемся крене 28° и дифференте около 10 м на корму гибель корабля была неизбежной. Последний взрыв подбросил лежавшее на палубе юта тело старшины 2-й статьи Адама Ачмиза и забросил его на стоявшее рядом с «Отважным» спасательное судно. Изуродованное взрывами и огнем тело будет передано его родителям для захоронения на родине. Из всех погибших на «Отважном» он единственный был предан земле.

Гибель «Отважного» В 15 ч 05 мин штаб флота дал команду на «Отважный»: «Покинуть корабль!». На спасательное судно, на которое был заброшен труп моряка, с борта «Отважного» спрыгнули штабные офицеры и часть команды корабля, всего около 50 человек. Остальная часть команды прыгала за борт, всего около 220 человек.

Командир корабля, капитан 2-го ранга Иван Петрович Винник, как и положено капитану «покинул корабль последним». Вблизи гибель «Отважного» наблюдали с БПК «Сдержанный», о чем врио командира корабля было приказано доложить лично рапортом Главнокомандующему ВМФ Адмиралу Флота Советского Союза С.

Г. Горшкову. Из рапорта врио командира БПК «Сдержанный» капитан-лейтенанта Рыженко от 31.08.74: «В 14 часов 45 минут на БПК «Отважный» произошел взрыв. В 14 часов 50 минут по приказанию с БПК «Отважный» на барказе к борту БПК «Отважный» отправлено 13 ИП-46. В 14 часов 57 минут начал заметно увеличиваться крен на правый борт БПК «Отважный». Правый борт от 110 шпангоута и далее в корму ушел под воду.

Вода начала поступать в открытую дверь 31 тамбура. В 14 часов 58 минут — начало гореть топливо на воде. В 15 часов 10 минут пожар на БПК «Отважный» перешел на ЗКП, начала поступать вода в иллюминатор кают-компании мичманов. В 15 часов 11 минут прекратилась связь с БПК «Отважный». Приняли сигнал: «Личному составу БПК «Отважный» покинуть корабль». Барказ РБЭ-534-2 и катер РК-534-1 отправились к кораблю, терпящему бедствие, для спасения личного состава.

В 15 часов 15 минут личный состав начал эвакуацию на ошвартованный по левому борту ПДС и прыгать с бака за борт. В 15 часов 20 минут пожар на БПК «Отважный» усиливается. В 15 часов 36 минут личный состав БПК «Отважный» был снят, крен заметно увеличивался на правый борт, дифферент на корму. В 15 часов 44 минуты БПК «Бедовый» отдал буксир. В 15 часов 45 минут БПК «Отважный» начал быстро погружаться кормой.

В 15 часов 46 минут БПК «Отважный» стал вертикально, погруженный в воду по бортовой номер. В 15 часов 55 минут БПК «Отважный» погрузился вертикально вниз, над водой находились 4-5 метров корпуса корабля. В 15 часов 57,5 минут, Ш 44°44'04", Д 32°59'08" БПК «Отважный» погрузился под воду. При спасении личного состава барказом поднято 23 человека, катером 19 человек. Последний аккорд трагедии После 5 часов борьбы за живучесть корабль погружается в воду, началась эвакуация личного состава, а матрос Сергей Петрухин, все эти пять часов испытывавший нечеловеческие страдания, без сознания, продолжал висеть в иллюминаторе камбуза, для его спасения так и не нашлось ни времени, ни газорезки.

В последний момент, матросы, перед тем как покинуть корабль, обмотали его брезентом, зашкертовали. И он еще живой ушел на дно вместе с кораблем… На вторые сутки, для обследования затонувшего корабля, под воду был спущен глубоководный аппарат АС-10. Надолго остался в памяти у наблюдателей район камбуза правого борта. Из иллюминатора камбуза правого борта, все еще устремляясь вверх, держась за поручень наружного трапа, торчал голый торс человека — подводники даже запомнили, что он был коротко подстрижен.

Это был труп матроса первого года службы Сергея Петрухина… Где-то через полтора месяца, погружаясь в очередной раз на своих сверхмалых подводных лодках к «Отважному», подводники увидели в том же иллюминаторе обглоданный рыбами человеческий скелет — скелет покорно опустился на надстройку черепом вниз, и уже больше не рвался к людям и солнцу…

В результате аварии на БПК «Отважный» погибло 19 членов экипажа, и 5 курсантов. Ожоги и ранения различной степени получили 26 человек.

Расследование причин катастрофы

В день катастрофы главнокомандующий ВМФ приказом назначил комиссию в следующем составе: председатель – заместитель главнокомандующего адмирал Н. Н. Амелько, заместители председателя — заместитель командующего ЧФ контр-адмирал В. А. Самойлов и от БП ВМФ контр — адмирал Н. В. Соловьев, члены комиссии — контр-адмиралы А.

В. Марков, Г. А. Громов, С. С. Ефремов, В. С. Елагин; капитаны 1-го ранга А. И. Нашутинский, М. Ф. Ильин, Н. А. Рассказов, И. В. Никитин и Ф. Т. Сторожилов, капитаны 2-го ранга Б. М. Терехов и Н. И. Бурков, которые представляли АСС, УРАВ, ОУС, ГУК, УПВ и ГТУ ВМФ, а также ТУ и ОБП ЧФ. Тем же приказом к расследованию обстоятельств и причин катастрофы предлагалось привлечь представителей Министерства судостроительной промышленности СССР Я. И. Купенского и А. К. Перькова, а также представителей ряда институтов ВМФ, офицеров штаба и управлений ЧФ.

В тот же день главком и члены комиссии заслушали доклады командования флотом, соединения и корабля. Всем была неясна причина взрыва. Находясь на «Отважном» контр-адмирал Саакян докладывал о взрыве баллонов ВВД и пожаре в КМО (На корабле предположительную причину взрыва указали в журнале боевых действий в 10 ч 26 мин: «Взрыв баллонов, возможно взрыв ракетного боезапаса»). Однако было ясно, что взрыв баллон ВВД вряд ли привел к таким тяжелым последствиям.

К тому была не ясна причина, по которой эти баллоны могли взорваться. Были выдвинуты также и другие версии (Такие «непонятки» происходили от того, что настоящую причину знал только один человек – мичман Шупортяк, но его как и других членов команды пока не опросили, а сам он «скромно» помалкивал прим.). В результате длительного разбирательства, обсуждения причин и версий самопроизвольного срабатывания пиропатрона маршевого двигателя ракеты в погребе № 8 комиссия вынуждена была сделать следующее заключение.

Из Акта комиссии по расследованию причин гибели большого противолодочного корабля «Отважный» от 14.09.74 г.: «Причины возникновения пожара. Для установления места возникновения пожара комиссией было рассмотрено восемь различных версий. Из указанных восьми версий комиссия и привлеченные специалисты ВМФ и промышленности после всестороннего рассмотрения всех материалов и опроса личного состава установили, что пожар возник в погребе № 8 кормового зенитного ракетного комплекса «Волна-М». С целью определения причин возникновения пожара в указанном погребе были рассмотрены десять возможных случаев.

К рассмотрению причин возникновения пожара были привлечены 32 специалиста ВМФ и промышленности. Комиссия рассмотрела заключение специалистов и по следующим наиболее вероятным причинам назначила расширенную техническую экспертизу: самопроизвольное (без подачи тока на пиропатроны) срабатывание элементов снаряжения ракеты; попадание постороннего напряжения в цепи электропитания ракеты; неисправность аппаратуры предстартовой подготовки и регламентного контроля; возможность возгорания зарядов при двухпроводной с заземлением на корпус электропроводки внутри ракеты; подача ракеты на заряжение при закрытых люках погреба. Комиссия также ознакомилась на месте на кораблях «Комсомолец Украины», «Решительный» и «Сообразительный» проекта 61 и «Сознательный» проекта 56а с кормовыми комплексами «Волна-М» и смежными с ними помещениями.

Одновременно на БПК «Комсомолец Украины» был опрошен о ходе событий личный состав погибшего корабля. В целях подтверждения технической возможности запуска маршевого двигателя ракеты В-601 при допущенных неисправностях в ракете и в аппаратуре предстартовой подготовки, 9 сентября 1974 года в кормовом зенитном ракетном комплексе «Волна-М» БПК «Сообразительный» был проведен специально поставленный эксперимент. Для эксперимента была вынута вставка концевого выключателя на учебно-действующей ракете В-601 и произведена имитация случайного попадания напряжения 26 Вольт в цепь пиропатрона маршевого двигателя.

Испытания подтвердили возможность запуска маршевого двигателя ракеты при указанных условиях. Версии, возможные случаи возникновения пожара, протокол проведения эксперимента и др. прилагаются. На основании рассмотрения и изучения материалов и документов, опроса личного состава корабля комиссия считает, что наиболее вероятной причиной, вызвавшей пожар в погребе № 8, явился запуск маршевого двигателя одной из 15 ракет, находящихся в погребе. Запуск маршевого двигателя мог произойти в результате того, что во время регламентных проверок или при подготовке ракет к стрельбам на одной из ракет не был установлен или неправильно установлен шток концевого выключателя и совпадения с этим случайного замыкания в цепи пиропатрона маршевого двигателя в приборе КП-1 аппаратуры пред -стартовой подготовки или в вилке бортового разъема ракеты».

История аварий и катастроф показывает, что неверные действия одного человека никогда не приводят к гибели корабля. Гибель корабля это всегда цепочка неверных решений и технических не совершенств. Поэтому будет неверным обвинить во всем мичмана Шупортяка, он оказался всего лишь недостающим звеном в этой трагической цепочке. Что было бы если бы он не струсил, и включил орошение погреба (которое кстати, было выведено из автоматического режима из-за технического не совершенства), вряд ли удалось этим загасить работающий двигатель ракеты, однако вовремя включенное орошение могло снизить масштабы катастрофы, если и были взрывы то не таки мощные, если бы он не прятался на корабле два часа спасая свою шкуру, а вовремя обо всем доложил то вероятно были бы приняты более адекватные меры по спасению корабля, и тогда возможно не заклинило бы двери камбуза и из смежных с погребом № 8 отсеков успели выскочить наверх матросы и, не пришлось бы им принимать страшную смерть… (По результатам целой серии огневых натурных испытаний с запуском МД и СД, на специально созданном стенде, полностью повторяющим погреб № 8, сделаны выводы о том, что штатные средства ППЗ погребов обладают необходимой эффективностью.

В случае несанкционированного срабатывания маршевого и стартового двигателей ракет они предотвращают цепное развитие аварии, представляющей опасность для корабля в целом, и обеспечивают локализацию аварийного процесса в пределах погреба без нанесения существенных повреждений оборудованию прим.). В книге Б.Каржавина «Гибель «Отважного» на стр. 235 отмечено «Кроме этого, система водяного орошения погреба № 8 (со слов личного состава) по какому-то указанию была полностью отключена ремонтными клапанами.

(Бывший командир БЧ-5 «Отважного» В. Шевкунов это не подтверждает. В заключении экспертной комиссии от 11.09.74 по системе орошения с участием Купенского это не указано.- Б. К.). На нескольких кораблях, при проверке после катастрофы, она также была отключена». Если эти неофициальные сведения верны то это означает, что даже если бы Шупортяк в посту ПКР погреба № 8 выполнил требования вахтенной инструкции и включил бы ППС, то эти его действия были бы напрасными (Позднее были проведены эксперименты по запуску системы орошения с открытием закрытых ремонтных клапанов, которые показали, что для этого необходимо 25 сек. С момента запуска двигателя ракеты до третьего, самого мощного взрыва прошло 45 сек.

т.е. время для включения системы орошения было, при условии, что система орошения не будет разрушена предыдущими взрывами прим.).

Однако это совершенно не оправдывает трусость, шкурничество и не исполнение служебного долга мичмана Шупортяка. После гибели «Отважного» впервые были открыто названы серьезные конструктивные недостатки кораблей проекта 61. Из Перечня конструктивных недостатков пр.

61. снижающих живучесть корабля, ГУ К и ГТУ ВМ Ф, ТУ ЧФ и 1 ЦНИИ ВМФ от 09.09.74: «1. Погреба № 8, 9 расположены в смежных отсеках, разделенных только водонепроницаемой переборкой. 2. Наличие рецесса (изгиба прим.) в водонепроницаемой переборке КМО снижает ее прочность, КМО имеет непосредственный контакт с погребом № 8 через переборку в районе рецесса. 3. Наличие топливных цистерн, близко расположенных к погребам ракетного боезапаса.

4. Система ЭСАП («Карат») ненадежна в работе. Перевод системы в сигнальный вариант с ручным управлением значительно снижает возможность включения средств пожаротушения в сложных условиях пожаров и повреждений. 5. Отсутствие возможности применения системы затопления для предотвращения взрыва основных погребов боезапаса (ЗУР, артбоезапаса). 6. Отсутствует возможность ручной (механической) перекладки руля.

7. Невозможность автономной подачи огнегасителя из 2-х станций в любое машинное отделение. 8. Отсутствуют эффективные средства борьбы с дымом. 9. В помещениях надстройки, имеющих иллюминаторы, отсутствуют аварийные иллюминаторы, а в помещениях внутри корпуса не везде предусмотрены 2 выхода. 10. Отсутствует возможность включения противопожарных средств поста заправки и керосинохранилища с верхней палубы. 11. Отсутствуют устройства подачи высокократной пены для тушения пожара во внутренние помещения без их разгерметизации.

12. В документации по непотопляемости отсутствуют конкретные рекомендации л/с по опасным случаям повреждений; отсутствуют какие-либо быстродействующие средства механизации для выполнения трудоемких расчетов характеристик остойчивости. 13. На корабле применяется много горючих лакокрасочных, текстильных и других неметаллических материалов. 14. Количество ИП-46 на корабле недостаточно (16 шт.).

15. Хранение запасных регенеративных патронов и пусковых устройств к ИП-46 предусмотрено только в одном помещении. 16. Отдельные виды аварийно-спасательного имущества (переносные аккумуляторные фонари, термостойкие костюмы, переносные огнетушители, мотопомпы и др.) малоэффективны. 17. Отсутствуют эффективные переносные средства тушения пожара в помещениях объемным способом. 18. Отсутствует специальная одежда для защиты личного состава при ведении борьбы с пожаром.

19. Отсутствуют статические осадкомеры и дифферентомеры для замера осадок и дифферентов в условиях морского волнения. 20. В системе орошения погребов конструкция быстродействующего клапана несовершенна и исключает возможность протечек воды в систему орошения при не включении и остановке пожарных насосов. 21. Каждая станция ЖС имеет запас огнегасителя только для однократного тушения в наибольшем из защищенных помещений.

22. Доступ к клапанам управления средствами пожаротушения керосинохранилищ и к баллонам с азотом затруднен, а в аварийных ситуациях может быть невозможен, система аварийного сброса керосина не предусмотрена. 23. Необходимо рассмотреть возможность изоляции друг от друга ракет в барабанах. 24. Рассмотреть возможность оборудования отдельных погребов боезапаса автономными средствами пожаротушения. Дважды погибший После гибели БПК «Отважный» 30 августа 1974 года было принято решение о подъеме корабля.

Для этого, в период с 31 августа по 10 сентября 1974 года, было выполнено обследование лежащего на грунте БПК «Отважный» с использованием наблюдательной камеры НК-300, рабочей камеры РК-680, водолазов спасательного судна и автономного рабочего снаряда АС-1. В результате обследований удалось выяснить следующее: «Корабль затонул в точке Ш 44°44',1 и Д 33°01',5 на расстоянии 28 миль от Севастополя, на глубине 130 м, с курсом 31° и креном 43° на левый борт. Кормовая оконечность от 210 шп.

в результате перелома смещена и лежит под углом 10-20° к диаметральной плоскости с углом крена 40-50° на левый борт. Левый борт от 70 шпангоута до среза кормы вошел в грунт по верхнюю палубу, в носовой части борт возвышается над грунтом на 3-4 метра… Основные повреждения корабля: Шахта приема воздуха ГГТЗА № 2 разрушена взрывом изнутри, кожух левой дымовой трубы отсутствует с правого борта полностью, а с левого — до места крепления штыревой антенны, которая сохранилась. Правая труба разрушена наполовину.

Внутри каждой трубы видны по два неповрежденных газохода, надстройка со 190 по 221 шпангоут отсутствует, частично сохранился стальной комингс на верхней палубе. Верхняя палуба в районе 8-го погреба сорвана. Участок верхней палубы по правому борту от 191 до 206 шпангоута выгнут вверх, правый борт в районе 210 шп. имеет разрыв шириной 3,5-4,5 метра у верхней палубы и 1 -1,6 метра в нижней части борта, входящей в грунт.

Кромки разрыва ровные, без изгибов. Кромки металла выше выкружки правой линии вала в районе разлома имеют обгорелый вид с заусеницами наружу. В разломе видны кабельные тросы, трубопроводы и правый гребной вал. Бортовая обшивка по правому борту у палубы, в районе 246-248 шпангоута, длиной 1 метр вдоль палубы и 0,5 метра по высоте борта, вырвана. Края образовавшегося отверстия прямые, ровные.

В обшивке правого борта в районе 252-253 шпангоутов обнаружены 2 пробоины с рваными кромками наружу. Первая, размером 450 х 250 мм, отстоит от верхней кромки борта на 100 мм; вторая, размером 250х200 мм, расположена на 200 мм ниже верхней кромки борта. Правый борт в районе КМО, погребов № 8 и 9 во многих местах обгорел, в погребе № 8 отсутствуют переборки по правому и левому борту. Кормовой барабан ЗУР стоит перпендикулярно к палубе, предположительно на своем месте, носовой барабан сорван и лежит под углом 20° к палубе по направлению от левого носового угла погреба к правому кормовому углу.

В верхней части одной из направляющих кормового барабана, со стороны левого борта, просматривается байонетный замок крепления ракеты. Замок в закрытом состоянии. На направляющей, расположенной рядом, этот замок поврежден, на остальных направляющих креплений нет. Ракет в погребе нет. На днище погреба лежит груда металла. Видимая часть переборки на 191 шпангоуте повреждений не имеет.

В районе основания носового ракетного барабана просматривается пробоина вниз, в сторону кормового отделения приводов. Башня кормового орудия «ЗИФ-67» видимых повреждений не имеет, развернута стволами на левый борт, стволы входят в грунт, люк открыт. Часть верхней палубы юта от 244 шп. загнута вверх и лежит на стартово-командном посту вертолета (СКПВ). Сверху на листе виден набор верхней палубы.

Кормовая часть вертолетной площадки выходит из грунта, загнута в корму и закручена. Видна дуга белой полосы, обрывки кабелей. Осмотр грунта в районе затонувшего корабля. Грунт в районе затонувшего корабля осмотрен на площади около 2500 кв. метров при максимальном удалении от борта на 10-15 метров. На грунте обнаружено: кусок палубы с набором размером 2х0,5 м; груда мелких кусков корабельных конструкций, опутанных тросами, кабелями, крышка горловины и люк размером 0,5 x 0,5 м с задрайками...»

Комиссия, назначенная 14.11.75 г. Заместителем Главнокомандующего ВМФ, в составе специалистов Центрального института ВМФ по вооружению, института ВМФ аварийно-спасательных, судоподъемных и глубоководных работ и Черноморского флота рассмотрела состояние боезапаса в погребах корабля.

Выводы комиссии были следующие: — ракеты В-601 — 15 шт.

в барабанах погреба № 4 при воздействии ударной волны от подрыва противолодочного боезапаса становятся опасными для проведения судоподъемных работ; — глубинные бомбы РГБ-60 в погребе № 5 — 192 шт., из которых 24 шт. имеют вставленные взрыватели УДВ-60, опасны для проведения судоподъемных работ; — глубинные бомбы РГБ-10 в погребах № 6 и 7 по 24 шт. в каждом, из которых по 6 шт.

имеют вставленные взрыватели УДВ-60, опасны для судоподъемных работ. Опасность взрывателей УДВ-60 была подтверждена натурными испытаниями путем покладки их на палубу «Отважного» на срок 12,5 месяцев на глубину 120 м. Последующие испытания подтвердили их работоспособность, то есть опасность взрыва РГБ-10 и РГБ-60 сохранилась. Результаты полного исследования и анализ состояния глубинного боезапаса заставили отказаться от разработанного ранее Институтом ВМФ аварийно-спасательных и судоподъемных работ проекта подъема основной части корабля.

На основании рассмотрения всех данных о состоянии БПК «Отважный» и степени опасности находящегося в нем боезапаса главнокомандующим Военно-морским Флотом были приняты решения.

Они были сформулированы в приказе главнокомандующего ВМФ от 12.11.1974 г. и трех директивах главного штаба ВМФ, издаваемых по ходу работ: от 28.05.1975 г., 3.02.76 г. и 8.03.77 г. Указанными документами предусматривались следующие решения: а) Сформировать за счет, сил Черноморского флота специальный судоподъемный отряд (ССО) в составе: СПС «Карпаты», СС-21 (СС-26), СБС проекта 733С, ВМ проекта535 (532), килектора судов обеспечения. Командиром ССО назначить капитана 1 ранга Л.

Потехина, начальником штаба капитана 1 ранга А.В. Жбанова, Штаб ССО сформировать из специалистов флота; к работе ССО на разных этапах работ привлечь специалисток специальных институтов ВМФ. б) БПК «Отважный», в связи с невозможностью его восстановления, в целом виде не поднимать; в первую очередь выполнить работы по подъему, с корабля, доступной для вероятного противника спецтехники на наружных постах, а также секретных документов и специальной аппаратуры, оставленной в период катастрофы корабля. в) В целях обеспечения безопасности района затопления корабля произвести подрыв противолодочного и ракетного боезапаса, находящегося в погребах № 4, 5, 6 и 7 корабля.

Одновременно с подрывом боезапаса в погребах отделить взрывом кормовую оконечность корабля для последующего ее подъема. Подъем секретной аппаратуры и документации. В апреле 1975 года над затонувшим кораблем был оборудован полигон водолазных работ с установкой в нем 6 комплектов рейдового оборудования. Каждый комплект которого состоял из рейдовой бочки объемом 25 куб.

метров, комбинированного тросово-цепного бриделя и железобетонного массива массой 80 т. В мае спасательным судном СС-50 пр.532, а затем СС-21 пр. 527М (обоими спасателями при работах в море командовал капитан-лейтенант Виталий Юрганов), были начаты работы по детальному обследованию корабля и проходу в тамбур № 24 и коридор № 4 в носовой части левого борта, где находились подготовленная к эвакуации секретная аппаратура и документы. Для подрыва двери в тамбур использовались средняя и малая прилипающие магнитные мины.

В июне-августе водолазами с борта СС-21 в снаряжении ГКС-ЗМ были подняты 438 наименований секретной документации, части блоков аппаратуры ЗАС и опознавания.

После окончания работ на проем двери в тамбур была установлена заградительная решетка.

Подъем секретной техники на открытых постах. В период август-ноябрь 1975 г. были подняты объекты секретной техники: аппаратура МР-300, МР-1116, носовые и кормовые антенны РЛС «Турель», «Ятаган», кормовая и носовая мачты. В конце августа СС-21 сменил прибывшее с Северного флота судоподъемное судно «Карпаты».

Подъем верхней части мачты с антеннами

Все объекты отделялись путем подрыва в основании корабельных конструкций гибких шнуровых зарядов ГШЗ-4, устанавливаемых водолазами.

Отделяемые конструкции заранее стропились, после подрыва поднимались плавучим краном или килектором на поверхность и доставлялись в базу. Кроме указанных надпалубных конструкций, в ходе работ были подняты: командирский катер, корабельный ял и одна практическая торпеда.

По материалам сайта Военное обозрение.

Далее: Эффективность системного тромболизиса при остром тромбозе воротной вены у пациентов с циррозом печени

Понравился этот пост? Подпишись на рассылку

(Всего одно письмо в неделю, чтобы ничего не пропустить)