Новость31 января 2016, 06:16

Гибель линкора "Новороссийск". Часть II

Линкор, Заряд, Корабль, Взрыв, Корпус
Самое удивительное во всей этой трагической истории то, что ни одна из приведенных версий в т.

ч. и официальная не могли сами по себе привести к гибели линкора! Для того чтобы во всем разобраться необходимо, тщательно рассмотреть все факты, и произвести необходимые расчеты… И так, версия первая – мина. До момента взрыва в Севастопольской бухте в 1951-1953 г были найдены 5 немецких мин LBM и 19 мин типа RMH которые имели разряженные ниже пределов электробатареи, что не позволяло произвести штатный подрыв их взрывчатки.

Но даже если предположить невероятное, что в результате каких-то причин мина лежащая на дне все же взорвалась, и взрывная волна ударив в днище корабля пробила все бронированные палубы, естественно в этом случае на дне должна образоваться огромная воронка ведь ударная волна из центра взрыва распространяется во все стороны более или менее равномерно. Относительно образовавшейся воронки существует такой документ – докладная записка старшины 1 статьи Яковлева, производившего водолазное обследование грунта в районе подрыва линкора: «Полагаю, что характер воронки указывает, что взрыв произошел где-то выше и воронка образовалась от давления столба воды.

В воронке твердого рваного грунта нет» (На следующий день под воду спустилась группа водолазов под руководством лейтенанта Горяинова. Они обследовали участок дна 100х70 метров и обнаружили рядом с воронкой Яковлева вторую воронку размером 12х14 метров и глубиной 1,5 метра). Т.е. по одну сторону от заряда ВВ или мины жидкий и полужидкий ил (на котором или в котором она лежит (!), и он взрывом пробит лишь на глубину 1.0-1.5 метра (глубина воронки при взрыве мины типа RMH на грунте должна быть в пределах 6,4-8,3 метра в зависимости от плотности грунта. Воронка глубиной около 1 метра образуется при взрыве заряда ВВ массой 1-15 кг), по другую сторону (на расстоянии около 7 метров (!)) очень прочные многослойные металлические конструкции и листы металла суммарной толщиной 13.6 см., которые пробиты и разрушены на высоту до 18 метров! Вообще, парадоксально — диаметр пробоины в металле (!!) двойного днища корабля около 14 метров, а на студенистом илистом податливом дне имеются две неглубокие воронки одна диаметром 10 метров, а другая 12-14 метров.

Как уже указано выше площадь пробоины составила более 150 м2 следовательно она имеет ориентировочно радиус-

Итак, приведенный радиус пробоины 7 метров, т.е. диаметр 14 метров. По данным, приведенным в книге «Гибель линейного корабля «Новороссийск»: Документы и факты» суммарная толщина всех металлических палуб составляла 13.6 см. Предположим, что заряд взрывчатки находился непосредственно у днища линкора.

Формула расчета пробивания металла имеет вид:

С= 10hF

(2) где С-масса заряда в кг.

h-расчетная толщина листа см.

F-площадь поперечного сечения в кв.см.

F =13.6х1400=19040 см2

тогда С=10х13.6х19040=2589 кг. Однако, если со стороны, противоположной заряду, находиться не вода, а воздух, то заряд уменьшается в 1.5 раза

тогда С=2589/1.5=1726 кг. Заряд самой тяжелой из все немецких донных мин RMH составлял 907.184 кг.

гексонита. В тротиловом эквиваленте это около 1252-1316 кг. Но донная мина не могла находиться у самого днища корабля. Она лишь могла лежать на дне. А это значит, что от нее до днища корабля не меньше 7 метров. Очевидно это обстоятельство побудило комиссию сделать вывод, что мина была не одна, а две рядышком (связка). Иначе никак не получается, даже если оставить без внимания то, что 1726 кг.

взрывчатки должны находиться вплотную к корпусу корабля. Но нигде в источниках мы не находим сведений о том, что немцы практиковали установку двух донных мин вместе. Ведь мина сама по себе разрабатывается, исходя из того, что она одна должна причинять кораблю существенный ущерб, и заряд массой от 300 до 1000 кг. во всех странах был принят за оптимальный.

Впрочем, вышеприведенный метод расчета массы взрывного заряда некорректен. Ведь 13.6 см. это суммарная толщина металла палуб, а в действительности каждая палуба имела толщину от 7 до 25 мм., а между каждой из них промежуток до 2.0 -2.5 м. В таких условиях работа взрыва значительно меняется. Только наружная обшивка корпуса могла иметь контакт с зарядом, а от заряда до самой удаленной от заряда палубы, получившей пробоину (палуба полубака) было 18 метров ®, если заряд расположен у днища, или 25 метров (r1), если заряд лежал на дне.

С=30r2

(3) где r это расстояние до самого удаленного разрушаемого элемента; тогда если заряд расположен у днища корабля

С=30х18 2 =9720 кг в соответствии с тем же правилом уменьшения массы заряда в полтора раза, если с противоположной стороны воздух

С= 9720/1.5 = 6848 кг.

Ну а если заряд расположен на дне бухты (на слое ила)

С= (30х25 2)/1.5 = 12500 кг.

Отсюда получается, что для причинения тех разрушений, которые получил линкор, обычным взрывом требуется почти 7 тонн тротила при размещении заряда непосредственно у днища корабля или 12.5 тонн при размещении заряда на дне бухты. Снова не сходится. Даже три донные мины, лежащие вплотную друг к другу в сумме не имеют 7 тонн взрывчатки, не говоря уж о 12 тоннах.

Опять обратимся в выводам правительственной комиссии: Анализ всех обстоятельств аварии приводит к заключению, что взрыв не мог произойти внутри корпуса корабля, так как при внутреннем взрыве более значительно разрушаются конструкции, расположенные в надводной части корабля, в то время как в данном случае разрушены в основном конструкции подводной части корпуса. Все отмеченные повреждения могли иметь место лишь при взрыве вне корпуса корабля.

Нонсенс – как уже доказано выше взрыв вызвавший подобные разрушения не мог произойти вне корпуса корабля, и в тоже время нельзя не согласиться с выводами комиссии, что при внутреннем взрыве были бы более значительные разрушения внутренних конструкций. Все это говорит лишь об одном – взрыв был необычный по своему действию, ударная волна напоминает не обычный взрыв со сферическим распространением взрывной волны, а по действие газов он напоминал взрыв кумулятивного боеприпаса, где ударная волна идет в одном направлении, в данном случае с низу вверх. Но кумулятивная струя газов не образуется в водной среде.

Взрыв подобного характера и массы мог произойти только внутри корпуса корабля. Лишь одна маленькая деталь не укладывается в эти логическо-математические выводы — то, что края пробоины были загнуты внутрь корпуса, что упрямо говорит, о внешнем взрыве, но об этом чуть ниже… Версия 2 — торпедная атака- как уже отмечено выше характер нанесенных повреждений (пробоина в днище корабля) не соответствует повреждениям наносимым торпедой (повреждение борта корабля). Даже если предположить, что торпеда была установлена на большое углубление и взорвалась под днищем одной либо двумя торпедами утопить линкор, либо нанести те повреждения которые были нанесены, практически не реально.

Ну а если бы было выпущено большее количество торпед то они, несомненно, поразили бы разные части корпуса, и это было бы хорошо заметно.

Версия 3 — итальянские боевые пловцы — эта версия наиболее приемлема т.к. у итальянцев на тот момент был серьезный мотив для диверсии, технические возможности и боевой опыт. Осенью 2013 г. на центральном телевизионном канале был показан репортаж об ветеране подразделения итальянских боевых пловцов который заявил, что подрыв линкора «Новороссийск» был осуществлен его подразделением (однако никаких подробностей он не сообщил, возможно «дедушка» на склоне лет решил просто привлечь к себе внимание).

Казалось бы вот он момент истины, но давайте вспомним, что для подрыва линкора должна использоваться взрывчатка массой от 6 до 12 тонн, доставить на микросубмарине и сбросить на дно на месте якорной стоянки такое количество ВВ вполне возможно. Но в этом случае на дне должна образоваться огромная воронка, а как мы уже знаем в результате взрыва (взрывов) образовались две небольшие воронки глубиной чуть более метра.

ВВ могли закрепить и на днище линкора используя магнитные мины в этом случае вроде бы все сходиться, но… Вызывает удивление место заложения заряда ВВ веществ – в носовой части корабля, т.е. в наименее ценной в боевом отношении части.

Для большего эффекта подрыва заряд необходимо было расположить под артиллерийскими погребами башен ГК. Некоторые авторы выдвигают версию ошибки диверсантов- хотели под носовой артпогреб заложить да на несколько метров промахнулись. Такое предположение не выдерживает критики.

Во первых, воронки на дне две, имеются повреждения корпуса и с левого и с правого борта т.е. было заложено и подорвано два заряда — зачем, если для подрыва днища достаточного одного заряда.

Во вторых, для детонации артпогреба не было необходимости взрывать 6 тонн ВВ хватило гораздо меньшего количества.

В третьих, как известно взрыв имел ярко выраженную направленность действия (снизу вверх) т.е.

взрыв был направленный, создать такой взрыв можно, но очень сложно, и опять же вспоминая какое количество ВВ, согласно приведенных выше расчетов, было подорвано, не было никакой необходимости создавать направленное действие, детонация боеприпасов и без этого произошла бы (по мнению подполковника инженерных войск Веремеева Юрия Григорьевича взрыв был однозначно направленный, для этого были одновременно (с разницей в доли секунды) взорваны два заряда (это подтверждается свидетелями которые слышали сдвоенный взрыв), первый забивочно-направляющий, который направил энергию основного заряда внутрь корпуса корабля и второй-основной (это подтверждается ярко выраженным направленным действием взрывной волны и загнутыми внутрь корпуса листами внешней обшивки днища), причем взрывы произошли один за другим не за счет детонации второго заряда от первого, а каждый из зарядов устанавливался со своим подрывным высокоточным временным устройством.

В четвертых, мало вероятно чтобы опытные подводные диверсанты (чтобы провести такую сложную диверсию необходимы профессионалы высокого уровня) спутали сужающуюся носовую оконечность линкора с широким корпусом, см. фото корпуса «Новороссийска» после подъема.

Версия 4 — английские диверсанты — для того чтобы опровергнуть эту версию достаточно вспомнить где находиться Черное море, а где Англия. Можно предположить, что линкор мог бы подплыть и поближе но учитывая, что ему придется основную часть пути пройти водами омывающими берега стран НАТО то вряд ли бы ему удалось дойти до конечной точки маршрута. Да к тому времени СССР располагал и другими видами ядерного оружия и его носителями поэтому топить линкор англичанам не было никакого смысла.

И опять возникают те же вопросы см. версию 3. Версия 5 — дело рук КГБ – по мнению автора данной статьи эта версия вообще не выдерживает никакой критики. Хрущев Н.С. кроме флота значительно сократил и сухопутную армию и ВВС без всяких катаклизмов и, для сокращения флота достаточно было простого волевого решения «вождя коммунистической партии» без всяких взрывов и прочей ахинеи. Но если не одна версия не подходит на все сто в чем же причина гибели линкора «Новороссийск»? Свою версию к разгадке этой тайны высказал моряк с «Новороссийска» который в своем телевизионном интервью рассказал, что в трюме линкора находился отсек вход в который был заварен эл.

сваркой т. к. этот отсек не использовался то никто им не интересовался.

Корпус линкора «Новороссийск» после подъема. Хорошо видна пробоина с правого борта и сильны прогиб днища с левого борта Исходя из этого можно с большой долей уверенности предположить следующее: Итальянцы зная о том, что линкор достался Советскому Союзу, и не желая этого, заранее запланировали будущую диверсию. Перед передачей заполнили один из трюмных отсеков взрывчаткой причем большинство ящиков укладывали штабелем вдоль стен и борта отсека на уровень человеческого роста, а последние ящики со взрывчаткой положили на палубу таким образом невольно образовалась кумулятивная воронка в которой роль металлической фольги выполняли металлические ящики (кумулятивная струя газов может сформироваться и без металлической фольги только в этом случае мощность взрыва будет меньшей).

Вход в отсек заварили. Расчет был на то, что в результате приемки и освоения новой техники у новых хозяев линкора не скоро дойдут руки до отсеков на самом дне трюма. И когда при передаче линкора Советскому Союзу бывший командир 10-й флотилии Юнио Валерио Сципионе Боргезе (1906 — 1974), по прозвищу «Черный князь» давал клятву отомстить за бесчестие Италии и взорвать линкор во что бы то ни стало он наверняка знал о заложенном «сюрпризе» (Необходимо отметить, что с 1945 г по 17 февраля 1949 года Боргезе сидел в итальянской тюрьме, и непосредственно в подготовке диверсии не участвовал, хотя не исключено, что он мог вести переписку с «соратниками» оставшимися на свободе прим. Автора). Нужно было выждать время когда Италия снова может самостоятельно заниматься строительством своего нового ВМФ, в том числе сможет построить мини подлодки для проведения диверсии (В 1954-1955гг.

в Италии были построены сверхмалые подводные лодки «SX-404», «SX-506»). (Здесь у внимательного читателя может возникнуть вопрос – А почему итальянцы имея заложенный в трюме линкора «сюрприз» не взорвали его в 1947 г во время передачи СССР, используя например бомбу с часовым механизмом? Возможно такие планы были (в декабре 2013 г по центральному ТВ каналу показали найденные в Италии документы которые подтверждали готовящуюся диверсию сотрудниками 10 флотилии), возможно были в команде линкора люди которые должны были произвести нечто подобное, но здесь нужно отметить, что передача линкора проходила в течении двух недель, в это время на борту находилась и передаточная итальянская команда, и к тому же наша контрразведка тоже могла предполагать такое развитие событий, и приняла необходимые меры безопасности, в частности ограничив перемещение итальянцев по кораблю, установив персональное наблюдение за каждым членом итальянской команды и т.д., ну в общем если и хотели итальянцы в то время провести диверсию «не срослось у них»). В течение года шла подготовка, исполнителями было восемь диверсантов.

21 октября 1955 ночью из одного итальянского порта вышел обычный грузовой пароход и направился в Черное море в один из днепровских портов под погрузку пшеницей. В полночь 26 октября в 15 милях траверс маяка Херсонес грузовое судно выпустило из специального люка в днище мини-субмарину. Субмарина прошла в район севастопольской бухты Омега, где была устроена временная база. При помощи гидробуксиров диверсионная группа добралась до «Новороссийска», началась работа по закладке зарядов.

Дважды итальянские водолазы возвращались в Омегу за взрывчаткой, которая была в магнитных цилиндрах (магнитные мины). Успешно смогли пристыковаться к грузовому судну и уйти (О. Бар-Бирюков «Исследовании корабельного офицера») (Все подробности проведенной диверсии точно известны только непосредственным участникам но т.к. они не желают предоставлять, по вполне понятным причинам, подобную информацию средствам массовой информации, то все о чем сказано выше всего лишь одна из возможных версий развития событий, совершенно очевидно, что в случае диверсии, диверсанты, оборудование, взрывчатка должны были на чем-то быть доставлены, не на весельной же шлюпке они приплыли прим.

Автора).

Как известно со слов свидетелей взрыва линкора взрывов было два, на дне также обнаружены две воронки – возникает естественный вопрос, что же еще там взорвалось? Можно предположить, что по прошествии времени точные данные о том с какого борта сделана закладка ВВ были утеряны и, вероятно чтобы не ошибиться мины установили с обоих бортов, это подтверждается и последующим осмотром линкора у которого пробоина находилась в днище с правого борта, а с левого борта наблюдался прогиб обшивки глубиной 2-2.5 м. Тогда возникает вопрос – Каким было количество ВВ, и соответствует ли это количество размеру воронок на дне?

Для расчета использованного количества ВВ воспользуемся следующей формулой:

G=5h2

(4) где G-вес заряда длиной 1 м, кг.

h – толщина корпуса судна, см.

G=5*1,3 2 = 8,45 кг Т.к.

с противоположной стороны находилась воздушная среда размер заряда уменьшаем в 1,5 раза

8,45/1,5= 5,6 кг Для расчета глубины воронки воспользуемся следующей формулой:

G=7h3

(5) где G-вес заряда ВВ, кг.

h – глубина воронки, м.

G=7*1 3 = 7 кг но эта формула верна для песчаного грунта, в нашем случае мы имеем дело со слоем ила, поэтому вводим в формулу коэффициент грунта (0,25), получаем:

7*0,25=1,75 кг т.е. для образования в илистом грунте воронки глубиной 1 м достаточно 1,7 кг взрывчатки установленной на поверхности грунта.

В нашем случае взрыв произошел на высоте 7 м 25 см, автор данной статьи не располагает соответствующими формулами для учета сопротивления воды. Приблизительный расчет можно сделать используя следующее условие: с увеличением расстояния от подрываемого заряда энергия в ударной волне падает за счет нагревания воды и уже на расстоянии примерно 25 начальных радиусов заряда (25r0) доля остающейся энергии составляет не более 25% всей энергии заряда. Начальный радиус заряда рассчитывается по следующей формуле.

Косвенным подтверждением сделанных расчетов примененного в диверсии ВВ служит то, что на вооружении итальянских боевых пловцов имелись мины типа «Миньятта» — 2 кг, «Баулетти» — 4.5 кг.

Каждый пловец на поясе мог нести 4-5 таких мин. Мина типа «Миньятта» присоединялась к подводной части корабля путем присасывания, а мина «Баулетти» присоединялась к боковому килю корабля двумя зажимами, т.е. это были не магнитные мины. Боковых килей на «Новороссийске» в районе взрыва не было. Поэтому вероятней всего в диверсии применялась мина типа «Миньятта». Сама диверсия могла быть проведена всего лишь двумя диверсантами.

…Взрывы ударили практически одновременно, однако количества ВВ оказалось недостаточно для пробития днища, с левого борта образовалась большая вмятина, но с правого борта если даже днище не было пробито, заложенной взрывчатки оказалось достаточно чтобы вызвать ударную инициализацию заложенного внутри корпуса корабля взрывчатки (здесь уместно вспомнить показания свидетелей взрыва которые утверждали, что на корабле ощущался запах взрывчатки, что характерно при подрыве ВВ в воздушной среде) ударная волна «оттолкнувшись» от броневых переборок на 50-м и 31-м шпангоутах пошла вверх… Несколько правее диаметральной плоскости в днище образовалась огромная пробоина – 150-175 квадратных метров, оказались пробитыми все платформы и палубы, разорвана палуба полубака у 31–37-го шпангоутов (по длине на 10-12 метров и ширине на 1,5 метра). Края разорванной обшивки длиной 3-5 м вывернуло наружу.

В образовавшуюся пробоину, под напором, хлынула вода, она-то и вовлекла за собой мощные потоки взбаламученного взрывами ила, который покрыл толстым слоем палубу. С большой долей уверенности можно утверждать, что хлынувшие в корпус корабля мощные потоки воды также загнули рваные края обшивки вывернутые наружу, обратно внутрь корпуса. А как же быть с официальной версией гибели линкора? Несомненно то, что официальная версия гибели «притянута за уши» и, что настоящая причина кроется в другом, что хорошо видело высшее военное и политическое руководство Советского Союза, этот вывод доказывает, пожалуй такие факты — на всех крупных боевых кораблях стали базироваться подразделения боевых пловцов — вскоре после взрыва линкора все бывшие итальянские корабли (крейсер «Керчь», четыре эсминца, подводная лодка, а в дальнейшем немецкие и японские корабли) были выведены из боевого состава Черноморского флота и отправлены на резку.

Видимо, чтобы не провоцировать новых диверсий (В дальнейшем из состава Балтийского и Тихоокеанского флотов также были выведены и отправлены на металлолом немецкие и японские корабли).

Однако эта притянутая версия устраивала всех. Во- первых если бы было объявлено, что гибель линкора это дело рук диверсантов то это означало признание факта безалаберности и преступной халатности в т.ч руководства флота, это означало удар по престижу государства. Во-вторых необходимо было назвать страну которой принадлежали диверсанты, и по возможности заставить ее ответить за содеянное, а это означало накал и без того непростой международной обстановки.

На основании доклада правительственной комиссии командованием Черноморского флота в ноябре 1955 года исполняющему обязанности главкома ВМФ СССР адмиралу Горшкову были отправлены представления о награждении орденами и медалями всех погибших вместе с линкором моряков.

К наградам были представлены также 117 человек из числа тех, кто уцелел при взрыве, моряков с других кораблей, пришедших на помощь «Новороссийску», а также водолазы и врачи, отличившиеся в ходе спасательных работ. В Севастополь, в штаб флота, доставили необходимое количество наград. Но награждение так и не состоялось. Лишь через сорок лет выяснилось, что на представлении рукой начальника управления кадров ВМФ той поры была сделана пометка: «Адмирал т.

Горшков не считает возможным выходить с таким предложением».

Только в 1996 году после неоднократных обращений ветеранов корабля правительство РФ дало соответствующие поручения Министерству обороны, ФСБ, Генпрокуратуре, Российскому государственному морскому историко-культурному центру и другим ведомствам. Главная военная прокуратура занялась проверкой материалов расследования, проводившегося в 1955 году.

Засекреченные наградные листы на «новороссийцев» все это время хранились в Центральном военно-морском архиве. Выяснилось, что 6 моряков посмертно были представлены к высшей награде СССР — ордену Ленина, 64 (53 из них посмертно) — к ордену Красного Знамени, 10 (9 посмертно) — к орденам Отечественной войны 1-й и 2-й степени, 191 (143 посмертно) — к ордену Красной Звезды, 448 моряков (391 посмертно) — к медалям «За отвагу», «За боевые заслуги», Ушакова и Нахимова.

Поскольку к тому времени уже не было ни государства, под военно-морским флагом которого погиб «Новороссийск», ни советских орденов, все «новороссийцы» были награждены орденами Мужества.

Послесловие В настоящее время исследователи гибели линкора «Новороссийск» склоняются к диверсионной версии взрыва, делая упор на подрыве заряда ВВ с внешней стороны корпуса корабля при этом выдвигаются следующие варианты развития событий: Вариант 1. При обследовании дна в районе гибели линкора были обнаружены следующие предметы: 1.

кабель, выступающий из грунта на 1-2 метра, 2.две металлические трубы диаметром 10-15 сантиметров, 3.бак металлический 1.2х2.5 метра, 4.рваная часть баржи с лебедкой, длиной 8-9 метров, выступающая над грунтом на 2.5-4 метра, 5.швеллерное железо, 6.железный ящик размерами 1.5х2.5 и др. предметы. 7.на кромке воронки Горяинова (как раз под пробоиной) был найден лист железа 4х2 метра, толщиной 20 мм, лист «свежий» без обрастаний, т.е этот лист оказался на дне недавно. Эти предметы дали «пищу» для рождения новой версии (данная версия приведена на сайте flot.com/publications/books/shelf/sanin/1.htm).

«…На барже вполне можно было разместить заряды ВВ, обшей массой 2-2.5 тонны и более.

При этом взрыв становится уже не донным, а придонным и практически под самым днищем линкора (до днища линкора остается 3-5 метра).

«Железный лист без обрастаний» размеров 4х2 метра, толщиной 20 мм мог быть использован для лучшего экранирования зарядов от дна и придания взрыву направленного характера вверх.

Как нетрудно подсчитать, вес этого листа составляет около 1,2 тонны.

Доставить такое значительное количество ВВ (более 2-х тонн) к барже под водой и подтащить к ней лист железа, таких размеров и веса, явно не под силу подводным диверсантам…

Отсюда следует вывод, что такая операция, если она проводилась, осуществлялась надводным путем с последующим затоплением этой ржавой баржи в районе якорной стоянки №3.

В Севастопольской бухте в районе Инкермана и Черной речки ржавых барж было более чем достаточно. Естественно, эта операция должна была быть проведена в ночное время и выполнена заранее.

Остатки кабеля, найденные в первой и второй воронках, вполне могли быть остатками кабеля, по которому передан сигнал (импульс) на подрыв зарядов.

А.Н. Норченко, сопоставив имеющиеся документы по взрыву линкора и обнаруженные на дне воронки различные предметы в районе его стоянки на бочках № 3, приводит возможную схему установки зарядов под линкором «Новороссийск» (Рис.3) и расположения воронок от взрыва относительно корпуса линкора (Рис.4).

Рис.3. Предполагаемая схема (реконструкция) установки заряда ЛК «Новороссийск» при помощи затопленной баржи

Рис.4.

Масштабный фрагмент карты стоянки ЛК «Новороссийск» на бочках №3 29.10.1995 г. Сам процесс этих взрывов мог выглядеть следующим образом:

Первый подрыв заряда произошел ближе к левому борту линкора (воронка № 2 на Рис.4).

Созданная им в воде каверна аккумулировала энергию взрыва второго заряда и придала ему более направленный характер.

Незначительная глубина и сглаженность воронок как раз и говорят о том, что взрывы произошли на некотором расстоянии от грунта, равном высоте затопленной баржи, т.е были реализованы придонные направленные взрывы.

Критика версии «Явление» предметов «без обрастания» автоматически относится к элементам диверсии, даже железный лист массой 1,2 т. При этом совершенно не учитывается тот «малозаметный» факт как взрыв линкора на котором в больших количествах имелись и железные листы «без обрастания» и электрические провода, которые при взрыве могли быть выброшены из пробоины.

Что касается набитой до верху взрывчаткой баржи. Предлагаю читателю самому представить как эта «смертоносная» баржа на буксире какого либо парохода захваченного диверсантами в ночной тиши пробирается незамеченной между

стоящими на рейде кораблями (см. схему) к месту якорной стоянки линкора который в 18 ч встал на бочку и в той же ночной тиши эту баржу благополучно топят под носом линкора чтобы взорвать в 1 ч 31 мин… (заранее эту баржу затопить было не возможно т.к. линкор находился в море, и ни кто не знал на какую бочку его поставят после возвращения, напомню что линкор перед походом стоял на бочке № 4, а при возвращении был поставлен на бочку № 3).

При этом с линкора на берег сходят на берег члены экипажа позднее с берега они возвращаются на линкор т.е. практически все время вокруг корабля происходит движение перемещаются сотни людей, и ни кто не обращает внимание на какую-то ржавую баржу… Не вспоминают о ней и после трагедии. Далее, что касается процесса взрывов «Первый подрыв заряда произошел ближе к левому борту линкора (воронка №2 на Рис.4). Созданная им в воде каверна аккумулировала энергию взрыва второго заряда и придала ему более направленный характер».

Здесь, для начала, необходимо пояснить, что «каверна» это газовый пузырь наполненный продуктами взрыва.

И если газовые пузыри двух рядом расположенных взрывов и могут слиться «аккумулироваться» то не коим образом не могут получить «более направленный характер», в нашем случае в вертикальном направлении. Для того чтобы энергия взрыва имела направленный характер в данном примере необходимо располагать заряды в последовательности указанной на рис.2 нижний заряд направляющий (забивочный) верхний основной.

1- корпус линкора 2,3- заряды ВВ 4 – баржа 5,6 – воронки 7 – фронт ударной волны И так под днищем судна в диаметральной плоскости (!) (см. рис.1, схему 4, воронки расположены диаметрально соответственно расположению зарядов ВВ) один заряд ВВ находится на расстоянии 3-3,5 от днища линкора на затопленной барже второй заряд ВВ находится не понятно где, но где-то рядом с другим.

И вот взрыв! Сначала взрывается заряд находящийся не понятно где, создает каверну которая аккумулирует (!) энергию взрыва второго заряда находящегося на барже и направляет все это вверх (!). При этом для того чтобы пробить корпус линкора необходимо как показано выше не менее 6 тонн ВВ. Какова же в таком случае должна образоваться воронка на дне под линкором. Воспользуемся формулой № 5.

G=7h 3

G=7*15 3 = 23625 кг применяем коэффициент грунта

23625*0,25=5906 кг Получаем, что при подрыве заряда ВВ весом около 6000 кг на дне образовалась бы воронка глубиной около 15 м.

К тому же в этом случае от «ржавой баржи» которая была набита таким количеством ВВ остались бы одни клочки.

Вариант 2. Связан с бесследным исчезновением после взрыва штатного линкоровского баркаса № 319 и командирского катера № 1475, стоявших под выстрелом, с правого борта линкора (показаны на рис. 4) на расстоянии 10-15 метров от борта.

Из объяснительной записки помощника командира линкора капитана 3 ранга Сербулова от 30.10.55г.: « … Услышав взрыв, через 2-3 минуты вышел на ют. Следуя к месту взрыва, со шкафута увидел, плавающих людей … и там же обнаружил, что под правым выстрелом нет ни катера № 1475 и баркаса № 319.». Заряды ВВ, возможно, могли быть размешены на баркасе №319.

Баркас №319 имел водоизмещение около 12 тонн, длина — 12 метров, ширина — 3,4 метра, высота борта — 1,27 метра. Эти размерения вполне позволяли на нем разместить заряды массой до 2,5 тонн и более (предположим, 2 или более авиационные фугасные бомбы типа ФАБ-1000), а также «лист железа без обрастаний» весом 1.2 тонны для придания взрывам направленности вверх.

Если баркас № 319 во время выхода линкора в море 28 октября 1955 года не поднимался на его борт, а оставался на шлюпочной базе линкора в Севастопольской бухте (а у линкора «Новороссийск» была такая база), то он вполне мог быть «заряжен» таким количеством ВВ заранее, а затем просто притоплен у борта линкора.

В этом случае, на мой взгляд (взгляд автора версии прим.), версия с размещением заряда (с листом железа) на баркасе имеет право на существование.

Критика версии Первая нелепица которая сразу «бросается в глаза» — фугасные бомбы типа ФАБ-1000, а также «лист железа без обрастаний» весом 1.2 тонны. Интересно, а пробовал ли автор версии приподнять или переместить груз весом 1-1,2 тонны, а эти бомбы нужно чем-то на катер погрузить, затем сбросить за борт, грузовой стрелы на баркасе нет, значит это нужно делать вручную, это работенка как раз для двух десятков здоровых мужиков.

Командирский катер №1475 и последний баркас, доставивший на линкор возвращающихся матросов, увольняемых на берег, возвратились 29 октября в 00.30.

До взрыва линкора в 01.30 оставался всего 1 час, вряд ли в этом случае можно было подготовить баркас №319 (если он участвовал в доставке увольняемых) и катер к взрыву, учитывая значительное количество ВВ, которое необходимо было скрытно разместить, а затем и подтопить эти плав. средства… И в этом случае члены команды баркаса и катера должна быть либо уничтожена либо быть с диверсантами в сговоре, и принимать участие в диверсии, после чего им оставалось только бежать вместе с диверсантами, но как известно команды с «бесследно исчезнувших» баркаса и катера спаслись и были подняты спасателями из воды уже после взрыва линкора. Сами катер и баркас были разнесены в щепки мощным гидравлическим ударом причем разлившийся бензин мгновенно вспыхнул, форс пламени прошел вдоль правого борта, это пламя заметили многие очевидцы

И в конечном итоге характер повреждений корпуса, наличие двух воронок на дне, и явно выраженное направленное действие взрыва полностью отрицают данную версию.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Далее: Эффективность системного тромболизиса при остром тромбозе воротной вены у пациентов с циррозом печени

Понравился этот пост? Подпишись на рассылку

(Всего одно письмо в неделю, чтобы ничего не пропустить)