Новость18 апреля 2014, 09:31

Интервью с 17-летним представителем «Правого сектора»

17-летнего Дмитрия из «Правого сектора» проинтервьюировал Алексей Ивакин, житель Одессы и автор «Самиздата» (есть такой раздел в библиотеке Мошкова).

Интервьюируемый — учащийся пищевого колледжа. Скорее всего, учащийся бывший: юноша уверен, что его уже отчислили за прогулы. Впрочем, на этот счёт у него есть план: «Ничего, я приду, и с автоматом восстановлюсь автоматом». В биографии Дмитрия крепко застряли «евромайдан» и «сотня»: «…сначала сам поехал овоща скидывать.

Потом самоорганизовались в «Правый сектор». Вернулся в Одессу в начале марта, здесь начали создавать сотню». Паренёк имеет несколько необычный взгляд на территориально-административное устройство некоторых стран и даже континентов. Бывший студент-пищевик возражает против федерализации, поскольку «это же сепаратизм». Примеры Германии, США, России, Швейцарии мальчика не вдохновляют.

«Да не, какая федерация… Я не хочу, чтобы граница между Одессой и Киевом была, с таможнями там, визами…» — «Подожди, между Аризоной и Невадой нет таможни. Между Баварией и Вестфалией тоже». — «Значит, это не федерации». — «Что же такое федерация?» — «Ну, это… Ну, как в Африке, везде свои государства». — «Африка — это федерация?» — «Наверное…» Россию Дмитрий именует «рашкой-парашкой», но при этом заявляет: «В Одессе все русские» и говорит: «Москаль — это тот, кто враг Украины».

Обзывательство «москаль» в речи подростка выступает синонимом понятия «сепаратист». Вот его идеология его же словами: «Я — патриот и должен защищать свою страну от путинских фашистов». («Фашисты» у него те, кто «оккупировал» Крым.) Что до Киева, то там правят «предатели». Себя и себе подобных мальчик относит к категории «здравомыслящих людей». А вот те, кто ходит на референдумы, — они «рабы Путина».

Короче говоря, как заметил юноше интервьюер, «свободные — это те, кто думает как ты». Кстати, самого интервьюера подросток обещает убить, но не сейчас, а позднее: «Когда время придёт». На этом предисловие объявляем оконченным. Редакция взяла на себя труд сопроводить интервью несколькими вводными абзацами ради того, чтобы какой-нибудь досужий цензор не возмутился сатирическою беседою просвещённого человека с представителем «Правого сектора», имеющим оригинальный взгляд на фашизм и объявляющим Африку федерацией. Редакция «ВО». — Привет! Как тебя называть лучше? Дмитрий или Дмитро? — Как удобнее.

— Погоди, разве у вас нет запрета на русские имена, фамилии? — Да ну, какой запрет… В Одессе все русские. — В смысле, в Одесском «Правом секторе»? — Ну, я не так выразился. У нас есть и русские, и украинцы, и даже евреи. Просто у нас не обращают внимания на национальный вопрос. — А как же «москалей на ножи»? — Москаль — это не национальность. Москаль — это тот, кто враг Украины.

— А я москаль? — Если ты враг Украины, то да, ты москаль. А если ты за единую и неделимую Украину — ты русский. — А что такое «враг Украины»? Я серьезно, я не понимаю — кто враг, кто друг. — Что тут непонятного? Те, кто выступает за раскол страны — крымчане, донецкие, Харьков, — там одни москали. Москаль — это сепаратист. — Дим, я правильно понимаю, что те, кому надоел Киев, — те враги? — Что значит надоел? Киев — это столица Руси, столица Украины, как он может надоесть? Смешной вопрос.

— Я имею в виду эти бесконечные майданы, политиков. — Когда мы возьмем власть, майданы закончатся. — А разве вы еще не взяли? — Пока нет. Власть в руках предателей. Они предали наше дело, но мы доберемся и до них. Сейчас надо подавить сепаратистов, потом примемся за власть. — Каким образом подавить? — Физически. — Подожди, ты только что сказал, что в Крыму, Харькове, Донецке, Луганске — все сепаратисты.

И всех надо убить? — Другого выхода просто нет. — Но ведь они будут защищаться. — Это война, что тут говорить? — То есть ты готов пойти под пули и умереть за нынешнюю власть в Киеве? — За Украину. Я — патриот и должен защищать свою страну от путинских фашистов. — Стоп, я не понимаю, где ты увидел путинских фашистов? — А Крым кто оккупировал? Путин же. — Почему тогда Киев так бездарно слил Крым оккупантам? Ведь они в Киеве обещали войной пойти.

— Они предатели, я же сказал. Они могут только говорить. Им за это платит Москва, чтобы говорили и ничего не делали. Этот п… Ляшко, Аваков, Яценюк — все предатели Украины. — Так, может быть, разобраться с предателями для начала? — Сначала отразим внешнюю агрессию. — А в чем они предали Украину, уточни. — Ну как… Сам видишь, как растут цены, гривна падает.

Они на наших плечах пришли к власти и бросили нас. — Перестали платить? — Если бы только платить… Сейчас приходится за свой счет покупать амуницию, оружие, патроны, еду. — Раньше Киев платил? — Ну да. — Сколько? — Не скажу. Нормально платили. — Нормально поднял? — Прилично. — На квартиру хватило бы? — Не. «Тачилу» хотел прикупить, но… — Что? — Ну, приходится на снарягу всё тратить сейчас.

— Работать не пробовал? — А смысл за копейки горбатиться? — А что заканчивал? — Не закончил еще. Колледж. — Какой? — Пищевой. Наверное, уже отчислили. — Что так? — Ну, с ноября на занятиях не был. Ничего, я приду, и с автоматом восстановлюсь автоматом. (Смеется). — Понятно. В Киеве был с ноября? — Да, сначала сам поехал овоща скидывать. Потом самоорганизовались в «Правый сектор».

Вернулся в Одессу в начале марта, здесь начали создавать сотню. — И успешно? — Вполне. — Гм, слушай, было несколько стычек «Правого сектора» с дружинниками «Куликова Поля», и всегда вам …лей отвешивали. Ведь так? Спорить не будешь? — Ну, мы не были готовы, не ожидали нападения сепаратистов. И милиция виновата — она сдаёт нас предателям. Они налетают десять на одного, а милиция отворачивается.

— Ну, а как ты хотел, ведь ты кидал «Молотовым» в «Беркут»? — Да, весело было. — И почему милиция должна тебя сейчас защищать? — Они обязаны. Ничего, мы и их люстрируем всех. — Что значит «люстрируем»? — Расстреляем. — А в спецотряд милиции «Шторм» вступишь? — Не, мараться не хочу. — Почему? — Ну, там приказы выполнять, строем ходить, зачем мне это? — Деньги обещают хорошие. — Кто? Аваков? Он же хачик, он всегда обманывает.

Я ему не верю. Он бы давно мог разогнать всех этих федералов, но только врет. — Кстати, о федералах… Ты против федерализации? — Конечно, это же сепаратизм. — Ну, слушай, Германия — федеральная страна, США, Россия, Швейцария, Британия — по факту. И ничего, живут. — США? — Конечно. Соединенные государства Америки. Штат — это государство.

— Да не, какая федерация… Я не хочу, чтобы граница между Одессой и Киевом была, с таможнями там, визами… — Подожди, между Аризоной и Невадой нет таможни. Между Баварией и Вестфалией тоже. — Значит, это не федерации. — Что же такое федерация? — Ну, это… Ну, как в Африке, везде свои государства. — Африка — это федерация? — Наверное… — О’кей. Африка — это федерация, а Федеративная Республика Германия — нет.

Пусть так будет. Но почему ты лично против референдума? Ну, хочет кто-то проголосовать за федерацию, но если вас больше, то вы победите на референдуме, и никакой федерации не будет. Так? — Не, нас, здравомыслящих людей, меньше. Поэтому нельзя допустить референдума. Они же рабы Путина, а свободных людей мало. — Свободные — это хорошо.

А почему ты сейчас не в Донецке, а в тихой Одессе? — Ну, такой приказ пока, ждать и готовиться. — Готовиться к чему? Губернатор ваш назначен Киевом… — Ментов убивать, потом «Куликово». — Ты сам убивал? — Еще нет. Тренируемся. — На кошках? — Что? Не понял, при чём тут кошки? — Шутка была. А как твои друзья? Общаешься с ними? — Мои друзья в нашей сотне. — Сколько вас? — Не скажу.

— Конспирация? — Конечно, нас хорошо учили. — Кто? — Ребята с киевского майдана. Даже страницу «ВКонтакте» пришлось удалить. У нас за это штрафуют. — А друзья из прошлой жизни? — Их больше нет. — Ясно. А твои родители за кого? — Они больше для меня не существуют. — Не понял? — Они москали, они за рашку-парашку. — Их тоже надо убить? — Не, ну перевоспитаем же… — Как? — Ну… Я не знаю, старшие знают, наверное.

— Старшие с Одессы? — Не, с Киева. — То есть руководят вами с Киева, платят вам деньги… — Уже не платят… — Хорошо, платили, с Киева, одесситов ты не спрашиваешь… — Что это рабское быдло спрашивать? — Я правильно понимаю, что свободные — это те, кто думает как ты? — Ну да. — Меня убьёшь? — Когда время придёт.

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.
Теги: Украина, ВРАГ, КИЕВ, МЦИЯ, Власть