Новость26 марта 2016, 01:23

Инвалида-колясочника из Бендер, ставшую знаменитой после выступления с Пашей Парфени, украинские пограничники не пустили на лечение в Крым

МЕНЬ, МАРТ, Ольга, Жизнь, Лечение
Инвалида-колясочника из Бендер, ставшую знаменитой после выступления с Пашей Парфени, украинские пограничники не пустили на лечение в КрымЭта дикая история произошла в начале марта. Ольга Алёшкина с 13 лет передвигается на коляске — у нее травма позвоночника.

Но живет яркой и активной жизнью.

Эта дикая история произошла в начале марта. Ольга Алёшкина с 13 лет передвигается на коляске — у нее травма позвоночника. Но живет яркой и активной жизнью. Играет в настольный теннис, прекрасно ездит на автомобиле, открыла школу бальных танцев для инвалидов-колясочников, даже выступала на подтанцовке у Паши Парфени, когда он занял второе место на молдавском отборе к «Евровидению» в 2010 году.

— Большую часть времени я провожу в Крыму, 15 лет туда езжу! — рассказывает «Комсомолке» Ольга.

— Езжу в Саки, там лечение, лечебные грязи, там друзья, там вся моя жизнь… Год там прожила, решила съездить домой, родных повидать, сына, ему 21 год, техосмотр сделать. 4 марта собралась выехать из Бендер в Крым. Я обычно езжу туда, снимаю жилье и лечусь, оплачиваю только процедуры. Дело в том, что Молдова никогда не дает приднестровским колясочникам путевки, никогда в жизни! Сколько раз пыталась ее выбить…

4 марта Ольга подъехала на своем авто к украинско-крымской границе в пункте пропуска « Армянск ». Предъявила паспорт гражданина Молдовы.

— Парень-пограничник на первом же шлагбауме мне говорит: «Я не могу вас пропустить! Вы можете сделать в Херсоне спецпропуск или езжайте в объезд через Белгород !» Я ему объясняю, что еду одна, без сопровождающих, какой Херсон, кто мне там поможет?! «Ничем не могу помочь, — он разводит руками. — Если я вас пропущу, меня уволят...» Хороший парень, пытался мне помочь, начальству своему звонил, без толку.

— Сколько времени вы провели на границе?

— Трое суток! Для меня это был расстрел, смертный приговор! В Крыму осталось все — вся моя жизнь, лечение, там все мои вещи… У меня истерика приключилась, я там и орала, и пела, и умирала… Очень плохо было, думала, сердце вот-вот остановится! В машине все трое суток ночевала.

— Надеялись все-таки разжалобить пограничников?

— У меня шок был! Рядом никого не было, чтобы меня поддержать… Думала, я там умру.

Я там умереть могла, никто бы и не заметил… Ну а что могли пограничники сделать?! У них работа, закон надо исполнять! Обратно вернулась 7 марта, еле дотянула до дома, хорошо, что таксист помог. 7 и 8 марта дома проплакала…

— Что будете делать дальше?

— Или через Россию добираться, или паспорт украинский делать. Машину три дня назад из ремонта забрала, вся в долгах, но все равно хочу ехать в Крым! Понимаете, я люблю Украину! У меня мама — украинка, папа — русский, в машине всегда висят два флажка — России и Украины.

Когда меня спрашивали, я отвечала: «Это папа, а это мама!» Я всех люблю, и мы мирные люди! Зачем нам война, я — за мир!

Источник

Далее: Эффективный подъем без стресса: дневник сна по рекомендации психолога Екатерины Булгаковой

Понравился этот пост? Подпишись на рассылку

(Всего одно письмо в неделю, чтобы ничего не пропустить)