Новость25 января 2016, 14:57

Китайские миллиарды суннитам и шиитам

Цзиньпина, Китай, Страна, Конфликт, Сторона
Две страны плюс третья У экспертов нет единого и четкого мнения относительно того, почему Си Цзиньпин игнорировал Ближний Восток.

Президент Си часто разъезжает по свету. «В прошлом году он посетил больше стран, чем Обама (14 против 11), — пишет британский Economist. — . Визиты Си Цзиньпина в различные государства — от США до Мальдив — стали своего рода проекцией растущей мощи Китая и роли самого президента в позиционировании этой мощи. Однако вплоть до последнего времени он не был на Ближнем Востоке».

Почему? — в этом разобрался «Эксперт Online».

Две страны плюс третья

У экспертов нет единого и четкого мнения относительно того, почему Си Цзиньпин игнорировал Ближний Восток. Вероятно, все дело в сложности и запутанности ситуации в этом регионе. Очевидно, например, что Китай (всегда демонстративно подчеркивающий свою нейтральную позицию в региональных конфликтах) не смог бы спланировать визит своего президента в Иран ранее снятия с этой страны большинства санкций, по крайней мере без ущерба для американо-китайских отношений. А без визита в Иран, приезд Си Цзиньпиня в Саудовскую Аравию вызвал бы уже неприятные для китайцев вопросы в Тегеране.

Учитывая, что во время санкций КНР приобретала у Ирана свыше 500 тыс. баррелей в день, а китайские компании зарабатывали огромные деньги на иранском рынке, эти вопросы могли бы привести к финансовым потерям для Поднебесной.

Сейчас же, после снятия санкций против Ирана, все приличии можно было соблюсти, и Си Цзиньпин отправился в путь. Помимо Саудовской Аравии и Ирана (двух признанных центров силы на Ближнем Востоке) китайский президент посетил и самую сильную в военном отношении страну региона — Египет.

И всюду он приезжал не с пустыми руками.

Каждой стране по контракту

Так, во время визита китайской делегации в Каир стороны подписали более двух десятков соглашений в области строительства, промышленного сотрудничества, гражданской авиации. Пекин обязался инвестировать в египетскую экономику порядка 15 миллиардов долларов. Кроме того, Китай объявил о намерении создать совместный инвестиционный фонд объемом 20 млрд долларов с участием двух партнеров КСА по антишиитской коалиции — ОАЭ и Катара.

А отношения с самой Саудовской Аравией Китай повысил до уровня «всеобъемлющего стратегического партнерства», и стороны подписали документы о строительстве в КСА китайских атомных электростанций.

Аналогичные контракты и аналогичные формулировки Си Цзиньпин использовал и в Иране. На переговорах с президентом ИРИ Хасаном Роухани стороны условились увеличить товарооборот за 10 лет почти в 10 раз (до астрономических 600 миллиардов долларов).

Войти и закрепиться

Теперь, после формального «вхождения» Китая на Ближний Восток всех интересует, как Пекин дальше будет себя вести и там закрепляться Да, очевидно, что усиление позиций Пекина в регионе будет проходить за счет американцев и европейцев (совершивших ряд серьезнейших ошибок в ходе арабской весны).

Их китайцы будут теснить экономически и политически — в частности, не станут учить местные режимы правам человека и каким-то образом привязывать к этому свою политику в области инвестиций и военно-политического сотрудничества. «Международному сообществу следует уважать волю ироль народов этих стран, атакже соседних стран имеждународных организаций вместо того, чтобы навязывать решения извне», — говорит Си Цзиньпин.

И в этом вопросе КНР, безусловно, получит поддержку со стороны всех стран региона.

Но как себя вести в том же ирано-саудовском противостоянии? Да, Китай традиционно старается сохранять нейтралитет в конфликтах третьих стран, и попытается применить эту же формулу на Ближнем Востоке. Замминистра иностранных дел КНР Чжан Мин уже заявил, что Китай займет «нейтральную и справедливую позицию» в региональных конфликтах. Реализовать этот план в условиях ближневосточной нестабильности будет очень непросто, а в случае продолжения ирано-саудовских войн на периферии практически невозможно.

Пока приходится балансировать

Есть, конечно, иной вариант китайской дипломатии — заняться не игнорированием, а миротворчеством. «Всем враждующим сторонам (региона — “Эксперт Online”) необходимо начать диалог длятого, чтобы найти общий подход исконцентрироваться наусилиях пополитическому урегулированию», — заявил Си Цзиньпин во время выступления в каирской штаб-квартире ЛАГ. И казалось бы, Китай (с его финансовыми возможностями, условной объективностью и незапятнанной с точки зрения участия в региональных конфликтах репутацией) является идеальным кандидатом на роль третейского судьи.

Крайне прибыльную, кстати, со всех точек зрения роль.

Однако крайне маловероятно, что Пекин будет в данный конкретный момент играть роль миротворца. «Иран и Саудовская Аравия сейчас находятся в настолько плохих отношениях, что вряд ли в этом можно преуспеть. Китайцы очень прагматичны и не будут браться за заведомо проигрышное дело. Китайский лидер едет в эти страны не ради того, чтобы их помирить, а чтобы извлечь выгоду из сложившейся ситуации, рассмотреть, какие контракты можно реализовать и в Саудовской Аравии, и в Иране по отдельности», — считает востоковед Елена Супонина.

Поэтому весьма вероятно, что китайцы займут выжидательную позицию и дождутся изменения регионального баланса сил, которое обязательно произойдет после завершения (в любом виде) российской операции в Сирии. А после этого им, возможно, уже и не придется балансировать.

Источник

Далее: Прорыв в борьбе с параличом и деменцией: Швейцарские ученые нашли ключ к лечению

Понравился этот пост? Подпишись на рассылку

(Всего одно письмо в неделю, чтобы ничего не пропустить)