Пост11 января 2023, 17:10

Курс рубля: что стоит за его обвалом и сколько будет стоить доллар

Российская национальная валюта с конца прошлого года стала стремительно дешеветь. Telegram-канал «Новый век» объясняет, почему это произошло и чего ждать дальше.
СС0
© СС0

С 1 декабря рубль резко покинул курсовой коридор 60-61 за доллар США и стал быстро снижаться — в общей сложности на 18,5%. Причем 12 процентных пунктов из этих 18,5 пришлось на последнюю неделю 2022 года. Стада околоэкономических комментаторов взвились в восторге: они же говорили, они же еще с лета, а то и с весны говорили, что рубль переоценен, что только гениальные меры ЦБ и Минфина спасли его от немедленного страшного обвала, но падение все равно будет. Должен упасть. И вот сбылись прогнозы наконец-то впервые в жизни.

На самом деле говорить всерьез о переоцененности рубля совершенно нелепо: не падало товарное производство в таких масштабах на момент резкого укрепления рубля. Тем более глупо говорить о гениальности финансовых властей. Финансовые власти увидели панику рынков — и корпоративного, и частного — и среагировали собственной паникой: задрали до невообразимых высот ключевую ставку и запретили покупку валюты населением. У нас ведь рефлекс: предчувствуем, что будет экономически худо, — затариваемся валютой. Вот корпорантам стало это слишком дорого делать из-за ключевой ставки, а народу просто шлагбаум опустили.

Эффективно? Ну да. Это примерно как курильщику, чтоб не курил, пробку в трахею вставить и еще для верности руки отрубить — действительно, курить не сможет. Правда, и жить будет трудно и недолго.

Немедленно выяснилось, что экспортеры резко теряют доходы, они ведь кровно заинтересованы в постоянном снижении курса национальной валюты. А если у экспортеров падают доходы — немедленно проседает питающийся поступлениями от экспорта бюджет.

Мировая конъюнктура с ее скачком цен на энергоносители сильно помогла, конечно. Но идиотические истерические меры, принятые для … (обдирания — ред.) всех, кто не про нефть и газ, — металлургов, производителей удобрений, зерна и леса, — резко привели ненефтегазовых экспортеров в кризисное состояние и так же резко повысили зависимость бюджета от нефтяников и газовиков.

Перекосы в экономике, построенной на схеме «продадим пять товаров — остальное купим вовне», дошли до предела. Чиновники высокого и даже высочайшего уровня запричитали о том, как хотелось бы «экономически обоснованный» доллар по 75 (мы неоднократно писали, что никакой экономической обоснованности под такой цифрой нет — просто они там наверху посчитали, что при этом курсе им удобнее бюджет будет сводить, но удобство для федеральной мегабухгалтерии вовсе не означает пользы для экономики).

Набиуллиной с Силуановым пришлось срочно отыгрывать обратно. Они и ключевую ставку начали снижать, и вывоз валюты частным лицам разрешили в абсолютно неприличных масштабах. А рубль никак на их усилия не прореагировал. Потому что управлять курсом, как водой в смесителе — «налево повернул — стало погорячее, направо — похолоднее», — невозможно. Включился настоящий серьезный фактор: импорт стал резко падать, где-то санкциями отсекли товарные группы на привычных рынках, где-то сами производители отказались от поставок в РФ по идейным соображениям.

Если нельзя покупать на доллары в привычных объемах типа 300-350 млрд в год, то зачем эти доллары нужны? Спрос на валюту снизился. А предложение от получающих сверхприбыли на мировой конъюнктуре нефтегазовых экспортеров осталось на том же уровне, а то и подросло. И никакой ключевой ставкой и прочими мерами из книжек выкрутить ситуацию в сторону правительственного удобства не получилось.

А дальше случилась очень несложная штука. У промышленности кончились складские запасы импорта, который так или иначе включен практически во все производственные цепочки. Полгода просидели на них, перемоглись как-то в надежде, что политическая ситуация выправится и можно будет бизнесить по привычным схемам, но стало понятно, что нет, не выправится и обычных схем больше не будет. И начались истерические поиски схем необычных, зарубежных поставщиков взамен выпавших, логистических цепочек взаимен потерявших смысл. Что-то нашлось, конечно. Правда, за счет многосоставных прокладок и прочего «параллельного импорта» — существенно дороже, чем привыкли.

На выходе — резкий рост спроса на валюту. А навстречу этому спросу — предложение экспортеров, которым пришло время закачивать в бюджет большие деньги, триллиона полтора где-то. Одни прибежали на биржу за валютой, другие — вывалили им навстречу лежащие без дела баксы и евро, вдруг резко переставшие быть «токсичными». Биржевые торги в декабре пошли в невиданных с начала года объемах, в какие-то дни даже многолетние рекорды стали перебиваться. Вот этих событий результат мы и наблюдаем в виде курсового ралли.

Дальше будет, по-видимому, несколько хуже. Переориентация нефтегазового экспорта на Восток влечет за собой и падение валовых объемов экспорта, и дикие хамские дисконты, которые выбивают «дружественные» иностранцы из наших, оказавшихся в безальтернативных обстоятельствах, поставщиков. Валовая выручка от экспорта нефтегаза будет падать, предложение долларов — сокращаться навстречу восстанавливающимся объемам импорта и все увеличивающимся запросам на него в условиях фиктивного импортозамещения.

Кроме того, начнут работать другие факторы. Во-первых, гениальные финансовые власти весь этот год поддерживали и бюджет, и рынки совершенно бешеным печатанием денег. За 10 месяцев нарастили денежную массу на 14 с лишним процентов. Причем делается это по экспоненте: с каждым месяцем все больше. Темпы прироста приблизились к 25%. Это те объемы, в которых уже включаются примитивные балансовые механизмы и начинается инфляция. ЦБ, благодаря своим и росстатовским методикам расчета, этого не увидит: они обманывают не только публику, но и самих себя. Им кажется, что инфляция обуздана и даже будет снижаться, что подстегивает к новым и новым запускам печатного станка.

Промышленность при этом падает по всем фронтам и направлениям. Общие цифры вроде и не такие трагичные: начинали оценки с без малого 6% падения, теперь говорят даже о 1,5%. Но фишка в том, что в отдельных отраслях, причем ориентированных на потребительский спрос, падение в диком коридоре 25-50%. Суммарно против резко выросшего объема рублей оказывается резко упавший объем товаров. И это — инфляция с девальвацией.

В сумме позволим себе предположить, что курс доллара в течение наступившего года будет колебаться вокруг 77-78 рублей. Это хорошо для экспорта и бюджета — и очень плохо для реального производства.

Telegram-канал «Новый век»
Теги: рубль, производство, инфляция
* Мнения авторов постов и «Постсовета» могут не совпадать.