Новость10 апреля 2013, 07:51

Ликвидация банды амира Ибрагима Местоева декабрь 2012 г. и апрель 2013 г.

ДОМ, Огонь, Манкиев, ТУТ, Домик
Спецоперация в Долаково.

Террорист против забора. Часть первая. Рассказываю как было. Выставились мы красиво, абсолютно без шума и пыли. Лежим, мерзнем, ждем утра. Объект — деревянный домик типа сарая. Маскировка жесткая — внутри чем-то завешаны окна, чтобы ни один лучик света из помещения не вышел наружу. нас сразу предупредили, что штурм это скорее так — как один из вариантов.

Потому что там смертники и у них там куча взрывчатки. Короче, если удастся взять живым хоть кого-то — будем красавчеги. Если нет — то не беда. Рисковать не стоит. Привести СВУ в действие — дело нескольких секунд. Но все равно формальности соблюсти необходимо. И вот ровно в 8 утра заходит на позиции техника. Имаратыши услышали звук моторов и, естественно, сделали правильные выводы.

Дальше начинается чистый цирк. Выбегает из домика один и врезается в забор. Забор устоял. Он отскакивает назади пробует еще раз пройти через него с разбегу. Забор снова оказался крепче. Имаратыш падает на задницу, тут же вскакивает и начинает метаться по двору. Ему кто-то кричит, чтобы сдавался, все окружено и «уариантов нет». В ответ он начинает палить из автомата куда попало.

Одна очередь прилетает на нашу позицию. Прямо рядом пули просвистели. Упали, лежим. Я спрашиваю у напарника, целый? — Ага. Ты? — Я тоже. Рядом пролетело вообще. Есть запасные чистые трусы? — Б..., братан, последние только что кончились… Выскочил второй бандит, лупит из калаша и пытается как-то привести в чувство первого и утащить его в домик, но тут уже мы открыли огонь. В результате один раненый ломанулся в домик, а второй, тоже подранок, кинулся почему-то в деревянный туалет во дворе.

Офигенное укрытие, ага. Ну, че, мочить в сортире? Нет проблем. Стрельба уже по идет по ним со всех сторон. Тут же на месте решается вопрос, реально ли того, который в туалете взять живым. Но вопрос снимается сам собой. В домике как жахнет что-то. И еще раз. Пожар, огонь, дым валит. Тут главное смотреть в оба, чтобы никто не вырвался. И тут каааак жахнуло еще раз, от домика вообще ничего не осталось — только горящие руины.

Ну и все. Пять минут и готово. Два трупа нашли, а третьего нет. Есть обнаружили фрагменты какие-то тела, вроде бы третьего, но теперь только генетика сможет подтвердить двое их там было или трое. Хотя если трое было — третий уйти не мог. Разметало, наверное, взрывом… Оружие, найденное на развалинах дома: Дым вонючий до омерзения… Пожарные тушат руины. Наши осматривают: А вообще издали лучше видно.

И отвратительный запах сюда не долетает: Ну фоток много добыть не смог, уж извините. Остается добавить, что мы — без потерь. Собакам — собачья смерть. Часть вторая. Он старался не называть себя амиром. Это плохая примета — амиры долго не живут. Но ему это не помогло. Ибрагим Местоев был нашей главной целью. Ночь не спали. Ждали приказа. С рассветом и пришел приказ — можно работать.

Место заблокировали и предложили сдаваться. Двое сразу пошли на прорыв. В новостях писали, что это братья Оздоевы, но мне кажется, тут ошибка. Один действительно был Оздоев, а второй, как сказали опера — Артур Плиев. Они сразу попытались сбежать, бросив своего «амира». Мужественные муджахиды, такие мужественные… Бросить своего командира перед боем — очень по пацански. Отстреливались они из пистолетов на бегу.

Далеко не убежали. Пули бегают быстрее. В соседнем доме как раз находились Местоев и его водитель — Манкиев. (Да-да, у террористов все точно так же устроено: стал небольшим начальником — положен личный водитель, епть). Местоеву, естественно, сдаваться было бессмысленно. А вот у Манкиева был шанс на небольшой срок, поэтому он сразу крикнул, чтобы не стреляли, он готов сдаться. Насколько мне известно, на него было только укрывательство «амира» и пособничество.

Добровольная сдача и сотрудничество со следствием — ну лет 5 бы он получил максимум. Дом, надо сказать, просто огромный. Папа Манкиева был не последним человеком в республике. И депутатом, и министром поработал. Дом соотвествовал статусу. Остановились, короче, ждем Манкиева, когда он выйдет. Не выходит. Связались опера с ним по мобильному, он отвечает — не, не могу сдаться.

Опера начинают думать, что дальше. Тот, кто с ним говорил, объясняет, что парень чуть не плачет, явно хочет сдаться, но, скорее всего, Местоев его не пускает. Привезли Манкиева-старшего. Он, кстати, один из оппозиционеров, которые любят сопли жевать про бессудные казни и убийтва невиновных. Дали ему телефон — вот говори с сыном, а то ж бессудная казнь будет и убийство невиновного. Сын начинает и папе ныть — не могу и все.

Отец говорит: «Ребята, я сейчас зайду, надеру задницу этому недоумку и за шкирку его вытащу к вам». Только попробовал зайти в дом (в свой собственный дом, между прочим), они по нему открыли огонь. Вытащили мужики папу из под огня и все — переговоры закончены. Папа Манкиева нам объясняет, что он строил этот дом и он по сути представляет собой крепость. Достать их оттуда, не разрушив сам дом, у нас не получится.

Тоже, блин, нашел проблему. Начали раскатывать дом техникой. Никто не стреляет, спокойно так все, в рабочем порядке, ломать — не строить. Ну подразрушили дом, пошел на зачистку спецназ внутренних войск. Осматривают, осматривают, нигде никого. И вдруг очередь из подвала. Ранили Джамбулата — командира роты. Ему бы затихнуть, дать возможность ребятам прикрыть огнем и вытащить себя, но он решил, что не стоит позволять им выскакивать из подвала.

Да и, наверное, разозлился, что его ранили… Короче, открыл ответный огонь. Беда в том, что он был как на ладони, а эти крысы в норе. Ранили его в голову. Смертельное ранение. Но и ублюдкам выскочить все-таки не удалось. Их единственный шанс на прорыв похерил Джамбулат. Теперь они понимали, что подвал — это не только убежище, но и ловушка и из нее им выйти уже не суждено. Взорвали их в подвале к чертям собачьим и весь разговор.

Часть этой группы мы ликвидировали в Долаково в ходе очередной безсудной казни чистой воды ни в чем не виновных бандитов, двое из которых были самоубийцами-смертниками. Теперь пришла пора закончить свое жалкое существование главарю и остаткам банды. Джамбулат (сидит) перед последней в своей жизни зачисткой: Термический заряд в подвал. За Джамбулата. Поможем согрется террористам: Трупы вытаскиваются с помощью веревки: Дом.

Просто дом: У соседей бандитов: Оцепление должно не допустить случайных жертв среди населения. Это большая проблема. Местному населению пофиг опасность. Главное позырить на боестолкновение. Заставить их спрятаться и не высовываться — просто не реально.

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Далее: Эффективность системного тромболизиса при остром тромбозе воротной вены у пациентов с циррозом печени

Понравился этот пост? Подпишись на рассылку

(Всего одно письмо в неделю, чтобы ничего не пропустить)