Новость17 января 2016, 05:42

Одиссея адмирала Смолина

Александр, Смолин, ВМФ, Стать, Матвей
За плечами бывалого моряка более полувека службы Отечеству Его китель давно нашёл приют в самом дальнем углу шкафа.

Тем не менее каждое утро он спешит на службу, правда уже гражданскую. Военную выправку и твёрдость командирского шага не смогли изменить даже годы. И сегодня в свои восемьдесят четыре контр-адмирал в отставке Александр Смолин не собирается завершать карьеру. Бывалый подводник шутит: предельная автономность его службы ещё не наступила.

ИЗ ЭНЕРГЕТИКА – В ПОДВОДНИКИ Это один из тех случаев, когда человек не мечтал стать военным, а судьба сама определила ему этот путь – и, как показало время, единственно верный. Ведь с флотским укладом жизни он не может расстаться до сих пор.

В далёкие 1960-е студент Смолин собирался стать энергетиком, вернее этого желала семья, полагая, что он продолжит дело дяди – известного конструктора котлов. Но проучившись в Московском энергетическом институте полтора года,

Александр понял: это не его призвание.

Тройки в зачётке появлялись лишь благодаря его спортивным успехам: студент Смолин выступал на всевозможных соревнованиях не только за студенческую команду, но и за сборную Москвы. И уже почти стал студентом другого института – химического машиностроения, где требовался голкипер на футбольные ворота, но перевод в середине учебного года не состоялся. И его тут же вызвали повесткой в военкомат: «Готовься, при первом же наборе пойдёшь в армию».

Служить так служить, решил для себя Смолин. Однако родственники так не считали: тут же собрали семейный совет по спасению нерадивого студента, и уже другой дядя в звании генерал-лейтенанта предложил Александру стать курсантом Военно-воздушной академии имени профессора Жуковского. Но форму авиатора ему не суждено было примерить: пришла разнарядка укреплять ряды подводников.

Вот тут-то – в Высшем военно-морском училище – Александр Смолин, на первых курсах назначенный старшиной роты, понял, что попал в свою стихию. В дипломе оценки лишь «хорошо» и «отлично».

По физической подготовке всегда в числе лучших. Выпускаясь из училища, тот, чьей настольной книгой стала трилогия о капитане Немо, мечтал о самом заветном – стать командиром подводной лодки. МАСТЕР ТОРПЕДНОЙ СТРЕЛЬБЫ И он им стал. Правда, не так быстро, как хотелось. Он уже грезил управлять кораблём, когда его, перспективного старшего лейтенанта в должности старпома, отправили с ознакомительной целью в «мировое турне»… по портам.

А потом была учёба на офицерских классах, вернувшись с которых в звании капитан-лейтенанта, он вполне мог бы стать командиром, но на предложение возглавить экипаж строящейся для Северного флота атомной субмарины ответил отказом. – Лодка должна быть ходовой, каким же командиром, находясь в заводе, я мог стать! – говорит он и сегодня немного возмущённо.

Уходил с должности старпома, а стал помощником командира корабля – так строптивый Смолин вернулся для продолжения службы на Черноморский флот.

– Лодка, к моему счастью, оказалась Тихоокеанской. В Севастополе она проходила модернизацию и по окончании работ Северным морским путём отправилась в родную базу, – рассказывает Александр Матвеевич, который уже при переходе проявил себя. А командир, решивший завершить карьеру подводника, заприметив способного капитан-лейтенанта, фактически передал ему управление экипажем.

Он и сегодня помнит свой первый выход в море в новом качестве, как будто это было вчера.

– По местам! Стоять! Корабль к бою и походу приготовить, – повторяет он спустя годы первую отданную им командирскую команду.

– Честно признаюсь, даже в груди холодело, – делится воспоминаниями Александр Матвеевич и поясняет: – Ведь на подводной лодке нет большего авторитета, чем командир: жизнь всего экипажа в его руках.

Особенно при возникновении нештатных ситуаций, что для тех, кто погружается на глубину, не редкость. И он успешно управлялся и с непредсказуемой стихией, и с неприятными сюрпризами, возникавшими таки на борту корабля.

А его экипаж не раз становился лучшим по результатам боевой учёбы. Из восьми субмарин, ошвартованных у родного пирса, лишь его имела столько знаков отличия. Три звезды на рубке в те времена – признак небывалого мастерства подводников, которые на ней служат. Самого же командира Смолина прозвали мастером торпедной стрельбы. – Я ещё на классах укрепился во мнении: главное предназначение подводной лодки – топить противника.

А для этого нужно умение наносить точный удар, – говорит он. Именно поэтому каждый день с самого утра до обеда командир Смолин (и это знали абсолютно все) пропадал в кабинете торпедной стрельбы, где на тренажёрах оттачивал мастерство. Выбор курса и скорости, определение пеленга и вовремя отданная команда – можно сбиться со счёта, сколько раз он поражал условного противника. И как показало время, не зря.

«КРАСНАЯ ЗВЕЗДА» В службе каждого подводника наступает время, когда, съев не один пуд соли, они с тяжёлым сердцем, но всё же прощаются с морем. «Сошедшему на берег» Александру Матвеевичу накопленный боевой опыт предложили применять, продолжив службу на ЦКП ВМФ. К его удивлению, в новом коллективе Смолина, офицера с ТОФ, знали в лицо. Так уж совпало, что как раз в это время в «Красной звезде» вышел очерк о командире подводной лодки, на счету которого только отличные атаки, ни одного срыва, ни единой серенькой, невыразительной стрельбы.

Я нашла этот очерк в архиве «Звёздочки» и портрет, с которого помолодевший на 30 лет Александр Смолин ещё в звании капитана 3 ранга смотрит на читателя с пожелтевшей от времени газетной полосы.

Он давно уже снял свои адмиральские погоны, но до сих пор предан флоту

– Вы не поверите, но эта публикация сыграла большую роль в моей службе, – рассказывает поседевший с тех пор адмирал в отставке. – В те времена на столе каждого офицера ЦКП ВМФ лежал по утрам свежий номер «Красной звезды».

И многие спрашивали: это про тебя, что ли, в газете написано? Потому и уважения новичку зарабатывать особо не пришлось. Кто бы мог подумать, но именно благодаря той публикации Александр Матвеевич и попал в число тех, кто отправился в первый кругосветный поход на атомных подводных лодках Северного флота через знаменитый своими ураганами и мрачными легендами пролив Дрейка. – Желающих было хоть отбавляй.

От Главного штаба ВМФ должен быть пойти самый опытный, самый достойный офицер, – рассказывает, вспоминая былое, Александр Матвеевич. А он тогда порывался отказаться от оказываемого доверия. – Ёще даже не сумел обосноваться на новом месте, жена обещала со дня на день приехать, контейнер был на подходе, – объясняет Смолин свои бытовые неурядицы. – Но вышестоящее командование решило, что ещё один командир на подводной лодке в таком дальнем походе не помешает – а вдруг что-то пойдёт не так.

Как говорится, одна голова хорошо, а две лучше.

Поход завершился. Все газеты трубили об успехе советских подводников. Александр Матвеевич получил тогда свой первый орден – Красной Звезды. КОГДА В СЛУЖБЕ СМЫСЛ ЖИЗНИ

За время безупречной службы на ЦКП ВМФ он был ещё не единожды награждён.

– Мы были не просто лучшие – на голову выше всех командных пунктов. К примеру, когда об электронных картах ещё никто и представления не имел, у нас единственных они были.

И это в 1980-е! Думаю, лучшим подтверждением тому стало вручение ЦКП ВМФ Вымпела министра обороны. До этого ни один командный пункт им не награждали, – рассказывает Александр Матвеевич, прошедший здесь путь от старшего помощника оперативного дежурного до дежурного адмирала Военно-морского флота.

Он давно уже снял свои адмиральские погоны, но до сих пор предан флоту. И уже в должности гражданского специалиста за безупречную службу в 2004 году был удостоен ордена Почёта.

Сейчас Александр Смолин – ведущий инженер Национального центра управления обороной, куда после ряда реорганизаций в итоге влился ЦКП ВМФ.

И здесь к мнению ветерана, опыт которого исчисляется более чем полувековой службой Отечеству, прислушиваются. А разве может быть иначе, когда за плечами человека столь весомый багаж и практических навыков, полученных в море, и управления военно-морскими силами на суше. Командир подводной лодки в прошлом, Смолин знает, как сплотить любой коллектив. А его советы как дежурного адмирала ЦКП ВМФ помогают в организации боевого дежурства морякам Национального центра управления обороной сегодня.

На мой вопрос, не пора ли на заслуженный отдых, адмирал в отставке Александр Смолин, прищурив глаз, отвечает: «Рано ещё меня списывать.

Запаса прочности пока достаточно. Да и чувствую, что я ещё нужен».

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Далее: Эффективность системного тромболизиса при остром тромбозе воротной вены у пациентов с циррозом печени

Понравился этот пост? Подпишись на рассылку

(Всего одно письмо в неделю, чтобы ничего не пропустить)