Новость 2 февраля 2013, 06:50

Россия: Луна, Марс и далее везде... Выступления участников Изборского клуба в корпорации «Рособщемаш»

Олег БАК­ЛА­НОВ, Ге­рой со­ци­а­ли­с­ти­че­с­ко­го тру­да, ла­у­ре­ат Ле­нин­ской пре­ми­и, ми­нистр об­ще­го ма­ши­но­ст­ро­е­ния СССР (1983-1988), ч­лен Со­ве­та ди­рек­то­ров кор­по­ра­ции «Ро­соб­ще­маш».

Уже дав­но на­ста­ло вре­мя се­рь­ёз­но­ — что на­зы­ва­ет­ся, по-рус­ски — ос­ва­и­вать ко­с­ми­че­с­кое про­ст­ран­ст­во. На­зре­ла не­об­хо­ди­мость в но­вой раз­мер­но­с­ти но­си­те­лей, в до­пол­не­ние к ко­ро­лев­ской «се­мер­ке» и че­ло­ме­ев­ско­му «Про­то­ну», ко­то­рым уже не один де­ся­ток лет.

И по­ка, за­меть­те, еще ни­че­го луч­ше­го в ми­ре не при­ду­ма­но. Мы же, к ог­ром­но­му со­жа­ле­нию, всем этим то­же удов­ле­тво­ри­лись и не пы­та­ем­ся ид­ти даль­ше. Так даль­ше про­дол­жать­ся не мо­жет.

Ес­ли мы го­во­рим о не­об­хо­ди­мо­с­ти ос­во­е­ния Лу­ны и Мар­са, ближ­не­го и даль­не­го ко­с­мо­са, нам нуж­на но­вая раз­мер­ность — но­си­тель ми­ни­мум 200 тонн и ко­с­ми­че­с­кий ап­па­рат, спо­соб­ный воз­вра­щать гру­зы из ко­с­мо­са на Зем­лю. И при­мер это­го у нас уже есть — «Бу­ран».

Да­та 15 но­я­б­ря 1988 го­да мог­ла стать на­ча­лом но­вой ко­с­ми­че­с­кой эры.

Пер­вый по­лет «Бу­ра­на» от­кры­вал, как тог­да нам всем ка­за­лось, но­вую стра­ни­цу оте­че­ст­вен­ной ис­то­рии. Но чу­до не по­вто­ри­лось. «Бу­ран» про­пи­сал­ся в Кни­ге ре­кор­дов Гин­нес­са, а сей­час в Рос­сии о нем ма­ло кто зна­ет, не­ко­то­рые не по­мнят, а кто-то не хо­чет вспо­ми­нать. Я же не про­сто по­мню, но и гор­жусь уча­с­ти­ем в этом про­ек­те.

Я при­ни­мал ре­ше­ние об от­кры­тии это­го про­ек­та.

И се­го­дня, спу­с­тя столь­ко лет, по-преж­не­му уве­рен, что «Бу­ран» был ну­жен на­шей стра­не. В те го­ды бы­ло вы­пу­ще­но да­же спе­ци­аль­ное По­ста­нов­ле­ние ЦК КПСС и Со­ве­та Ми­ни­с­т­ров СССР, по­сколь­ку мы долж­ны бы­ли па­ри­ро­вать аме­ри­кан­ские уси­лия в ча­с­ти ос­во­е­ния ко­с­ми­че­с­ко­го про­ст­ран­ст­ва. Это бы­ла ог­ром­ная ра­бо­та.

Ее на­чи­нал еще мой пред­ше­ст­вен­ник, со­зда­вав­ший ко­с­ми­че­с­кую от­расль, Сер­гей Алек­сан­д­ро­вич Афа­на­сь­ев. Я же, как его по­сле­до­ва­тель, про­дол­жил ра­бо­ту.

В под­го­тов­ке по­ста­нов­ле­ния при­ни­ма­ли уча­с­тие уче­ные, в том чис­ле и В.П.Глуш­ко, ко­то­рый яв­лял­ся ге­не­раль­ным кон­ст­рук­то­ром этой си­с­те­мы. Ми­ни­с­тер­ст­ву об­ще­го ма­ши­но­ст­ро­е­ния бы­ла от­ве­де­на роль го­ло­вно­го ми­ни­с­тер­ст­ва.

Вы­пол­не­ние ра­бот кон­тро­ли­ро­ва­ла спе­ци­аль­но со­здан­ная для этих це­лей во­ен­но-про­мы­ш­лен­ная ко­мис­сия. Мо­гу ска­зать, что ра­бо­та та­ко­го ро­да бы­ла не­об­хо­ди­ма тог­да и не­об­хо­ди­ма се­го­дня.

25 лет то­му на­зад мы за­пу­с­ти­ли «Энер­гию» без «Бу­ра­на», на­гру­зив ее ве­со­вым эк­ви­ва­лен­том, про­де­мон­ст­ри­ро­вав тем са­мым, что за один раз на­ша стра­на мо­жет вы­ве­с­ти в ко­с­мос бо­лее ста тонн! Но у нас, что на­зы­ва­ет­ся, бы­ли в кар­ма­не и две­с­ти тонн — ведь на тот мо­мент бы­ли со­зда­ны са­мые со­вре­мен­ные дви­га­те­ли на во­до­ро­де, да они и сей­час су­ще­ст­ву­ют. Имен­но в этом и за­клю­ча­ет­ся пер­спек­ти­ва ос­во­е­ния ко­с­ми­че­с­ко­го про­ст­ран­ст­ва.

Не мел­ки­ми шаж­ка­ми, а ши­ро­ко, мощ­но — так, как мо­жет Рос­сия!

Мне ча­с­то при­хо­дит­ся слы­шать вы­ска­зы­ва­ния, что «Бу­ран» го­то­ви­ли к зве­зд­ным вой­нам. Эти жур­на­лист­ские штам­пы, на мой взгляд, не сов­сем со­от­вет­ст­ву­ют по­ни­ма­нию за­дач, сто­я­щих пе­ред на­ми на тот мо­мент. «Бу­ран» был на­шим от­ве­том «Шатт­лу».

Что­бы нас ува­жа­ли, мы долж­ны бы­ли иметь сред­ст­ва, спо­соб­ные па­ри­ро­вать лю­бые про­ис­ки на­ших за­кля­тых дру­зей.

По­яв­ле­ние но­си­те­ля та­ко­го клас­са от­кры­ва­ло пе­ред на­шей стра­ной за­хва­ты­ва­ю­щие пер­спек­ти­вы. «Бу­ран» стал пер­вым оте­че­ст­вен­ным мно­го­ра­зо­вым ко­с­ми­че­с­ким ко­раб­лем. Его за­пуск был сен­са­ци­ей для ми­ро­вой ко­с­мо­нав­ти­ки, ве­ли­ким со­бы­ти­ем, ко­то­рое об­суж­дал весь мир.

Ино­ст­ран­ные га­зе­ты пе­с­т­ре­ли за­го­лов­ка­ми «Рус­ское чу­до». Но мы-то пре­крас­но по­ни­ма­ли, что чу­де­са не рож­да­ют­ся са­ми по се­бе — для это­го нуж­но мно­го и упор­но ра­бо­тать. Бес­спор­но, к со­зда­нию «Бу­ра­на» Со­вет­ский Со­юз под­толк­ну­ла Аме­ри­ка. Пе­ред на­ми сто­я­ла за­да­ча — до­став­лять и воз­вра­щать с ор­би­ты лю­бой спут­ник. За­да­ние на раз­ра­бот­ку со­вет­ской мно­го­ра­зо­вой ко­с­ми­че­с­кой си­с­те­мы ут­верж­дал лич­но мар­шал Дми­т­рий Ус­ти­нов.

Об­ста­нов­ка то­го вре­ме­ни, об­сто­я­тель­ст­ва, гон­ка зве­зд­ных и ко­с­ми­че­с­ких во­ору­же­ний, на­ше же­ла­ние па­ри­тет­но от­ве­тить на эти вы­зо­вы, — все это вме­с­те взя­тое и при­ве­ло к то­му, что мы все-та­ки ре­ши­ли со­зда­вать «Бу­ран».

Го­во­рят, что он очень по­хож на «Шаттл», но на са­мом де­ле это не так, су­ще­ст­ву­ют прин­ци­пи­аль­ные раз­ли­чия.

В те го­ды мно­гие на­ши ко­с­ми­че­с­кие про­грам­мы име­ли ли­бо во­ен­ное на­зна­че­ние, ли­бо стро­и­лись на во­ен­ных тех­но­ло­ги­ях. Идея со­зда­ния со­вет­ско­го мно­го­ра­зо­во­го ко­с­ми­че­с­ко­го ко­раб­ля воз­ник­ла за­дол­го до по­яв­ле­ния са­мо­го «Бу­ра­на». Уже пер­вый ко­с­мо­навт пла­не­ты Юрий Га­га­рин в 1967 го­ду за­щи­щал дип­лом в Во­ен­но-воз­душ­ной ака­де­мии им.

Жу­ков­ско­го по те­ме «Мно­го­ра­зо­вые ко­с­ми­че­с­кие ко­раб­ли». Од­на­ко, от идеи до ее во­пло­ще­ния про­шло поч­ти 20 лет.

Прин­ци­пи­аль­ный пе­ре­ход к са­мо­ле­то­но­си­те­лю — ге­не­раль­ная ли­ния раз­ви­тия мно­го­ра­зо­вых транс­порт­ных ко­с­ми­че­с­ких си­с­тем XXI ве­ка. Ее со­зда­те­ля­ми ста­ли луч­шие кон­ст­рук­то­ры эпо­хи, в том чис­ле Ва­лен­тин Глуш­ко — ге­не­раль­ный кон­ст­рук­тор сверх­тя­же­лой ра­ке­ты-но­си­те­ля «Энер­гия», с по­мо­щью ко­то­рой и пред­по­ла­га­лось вы­ве­с­ти «Бу­ран» на ор­би­ту.

Раз­ра­бот­ка не­су­щей кон­ст­рук­ции ор­би­таль­но­го ко­раб­ля, средств спу­с­ка в ат­мо­сфе­ре и по­сад­ке бы­ла по­ру­че­на спе­ци­аль­но со­здан­но­му на­уч­но-про­из­вод­ст­вен­но­му объ­е­ди­не­нию «Мол­ния». Ге­не­раль­ным кон­ст­рук­то­ром был на­зна­чен Глеб Ло­зи­но-Ло­зин­ский.

Его на­зы­ва­ли ге­не­ра­лом «зве­зд­ных войн».

Не­смо­т­ря на то, что «Бу­ран» сле­тал толь­ко один раз, тот ры­вок, то уве­ли­че­ние ав­то­ри­те­та на­шей стра­ны, ко­то­рые мы по­том об­на­ру­жи­ли, пол­но­стью се­бя оп­рав­да­ли. Мы ви­де­ли под­держ­ку все­го го­су­дар­ст­ва. Сколь­ко бы­ло экс­пе­ри­мен­таль­ных ус­та­но­вок, раз­бро­сан­ных по все­му Со­вет­ско­му Со­ю­зу. Ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во на­ро­да ощу­ща­ло се­бя при­ча­ст­ны­ми.

По за­мыс­лу кон­ст­рук­то­ров, «Бу­ран» дол­жен был вы­во­дить на ор­би­ты, об­слу­жи­вать и воз­вра­щать на Зем­лю ко­с­ми­че­с­кие мо­ду­ли ве­сом до ста тонн, то есть в пять раз боль­ше лю­бо­го «Шатт­ла»! В том чис­ле, и ко­с­ми­че­с­кое ору­жие.

Ме­ня ча­с­то спра­ши­ва­ют, в чем же мы пре­взо­ш­ли «Шаттл»? «Шаттл» де­лал­ся по аме­ри­кан­ским пред­став­ле­ни­ям.

Он был со­здан, как цель­ная си­с­те­ма. Мы же по­ш­ли по дру­го­му пу­ти. На­ми был со­здан от­дель­но но­си­тель, спо­соб­ный вы­не­с­ти (и вы­нес!) в сво­ем пре­де­ле две­с­ти тонн. Что та­кое две­с­ти тонн? Мы уже 50 лет ле­та­ем на ко­ро­лев­ской «се­мер­ке», ко­то­рая вы­во­дит все­го-на­все­го де­сять тонн. Мы име­ем че­ло­ме­ев­скую ра­ке­ту, ко­то­рая мо­жет вы­но­сить 22 тон­ны.

Сей­час идет борь­ба за ка­кие-то 30-40-60 тонн. Но всё это не ре­ша­ет про­бле­му ос­во­е­ния Лу­ны, а ее так или ина­че нуж­но ос­ва­и­вать. Ос­ва­и­вать ее вах­то­вым ме­то­дом, по­сы­лать ту­да груп­пы лю­дей, в за­да­чу ко­то­рых бу­дет вхо­дить изу­че­ние это­го Бо­жье­го да­ра, яв­ля­ю­ще­го­ся про­ме­жу­точ­ным зве­ном меж­ду ближ­ним и даль­ним ко­с­мо­сом. А по­ле­ты на Марс? Для все­го это­го не­об­хо­ди­мо иметь двух­сот­тон­ный но­си­тель.

Что­бы ко­с­мо­нав­ты во вре­мя по­ле­та на­хо­ди­лись в нор­маль­ных ус­ло­ви­ях, а не си­де­ли, как сей­час, про­сти­те, в боч­ке. Че­ло­ве­че­ст­во уже со­зре­ло для то­го, что­бы со­зда­вать нор­маль­ные ус­ло­вия для ра­бо­ты в ко­с­мо­се. Ес­ли мы не сде­ла­ем та­кую ра­ке­ту, то по­те­ря­ем пер­спек­ти­вы в ко­с­мо­се. Я за­яв­ляю об этом со всей от­вет­ст­вен­но­с­тью.

Кро­ме то­го, мы долж­ны де­лать ком­пакт­ные си­с­те­мы, «ко­с­ми­че­с­кие ав­то­мо­би­ли», для со­зда­ния ко­то­рых сей­час есть уже все тех­ни­че­с­кие пред­по­сыл­ки.

Ес­ли мы бу­дем иметь эти два ти­па ра­кет, мы не толь­ко за­во­ю­ем, но и ос­во­им ко­с­мос.

Се­го­дня мно­го го­во­рят о на­шем ге­ро­и­че­с­ком ко­с­ми­че­с­ком про­шлом. Ге­ро­и­че­с­ким оно бы­ло тог­да, ког­да мы сде­ла­ли пер­вый спут­ник и от­пра­ви­ли в ко­с­мос Юрия Га­га­ри­на. Что же ка­са­ет­ся «Бу­ра­на», то этот про­ект, бе­зус­лов­но, яв­ля­ет­ся ча­с­тью на­ше­го ге­ро­и­че­с­ко­го про­шло­го.

Но «Бу­ран» при­да­ви­ли свер­ху, за­кры­ли. Хо­тя, на мой взгляд, эта си­с­те­ма яв­ля­лась не про­сто бе­зу­преч­ной, а сверх­бе­зу­преч­ной. Что­бы кон­ст­рук­тив­но за­вя­зать та­кую си­с­те­му, на­ша со­вет­ская на­ука вы­нуж­де­на бы­ла со­здать ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во но­вых ма­те­ри­а­лов и ком­плек­ту­ю­щих из­де­лий, ко­то­рые по не­ко­то­рым па­ра­ме­т­рам бы­ли на по­ря­док вы­ше то­го, что ис­поль­зо­ва­лось тог­да в ин­же­нер­ной прак­ти­ке. Бы­ло изо­б­ре­те­но свы­ше вось­ми­де­ся­ти со­вер­шен­но но­вых ма­те­ри­а­лов для ра­бо­ты в экс­тре­маль­ных ус­ло­ви­ях ко­с­мо­са, раз­ра­бо­та­но свы­ше ше­с­ти­сот но­вых пер­спек­тив­ных тех­но­ло­гий.

Бы­ла ре­ше­на и од­на из глав­ных про­блем.

Мощ­ная теп­ло­вая за­щи­та ко­раб­ля со­сто­я­ла из 38 ты­сяч ке­ра­ми­че­с­ких пли­ток. Их мож­но срав­нить с по­ри­с­тым кир­пи­чом, од­на­ко ма­те­ри­ал, по­бы­вав­ший в ко­с­мо­се, был еще лег­че. Се­к­рет — в осо­бой квар­це­вой ни­ти, имев­шей проч­ность ста­ли, на­сто­я­щей ин­но­ва­ции.

Для си­с­те­мы «Энер­гия-Бу­ран» со­вет­ские кон­ст­рук­то­ры ук­ро­ти­ли во­до­род, ко­то­рый счи­тал­ся са­мым опас­ным топ­ли­вом в ми­ре. Имен­но кис­ло­род­но-во­до­род­ный ра­кет­ный дви­га­тель обес­пе­чил ус­пеш­ный за­пуск ком­плек­са.

Глав­ное — со­вет­ская си­с­те­ма, в от­ли­чие от «Шатт­ла», бы­ла обес­пе­че­на пол­ным ав­то­ма­ти­че­с­ким уп­рав­ле­ни­ем.

До «Бу­ра­на» у нас во­об­ще не бы­ло «ци­ф­ры», да­же ци­ф­ро­вых са­мо­ле­тов не ле­та­ло. Мо­жет быть, в ка­ких-то ла­бо­ра­то­ри­ях и за­ни­ма­лись эти­ми ве­ща­ми. Но имен­но эта про­грам­ма и да­ла тол­чок го­су­дар­ст­ву в раз­ви­тии ци­ф­ро­вых си­с­тем уп­рав­ле­ния.

Ча­с­то мож­но ус­лы­шать во­прос: «Ес­ли „Бу­ран“ дол­жен был стать ав­то­ма­том, то за­чем и к че­му го­то­ви­ли ко­с­мо­нав­тов?» От­ве­чая на не­го, я все­гда вспо­ми­наю о том, что в на­шей стра­не бы­ло два ге­ния: К.Э.Ци­ол­ков­ский и С.П.Ко­ро­лев, а рус­ская фи­ло­со­фия — это, преж­де все­го, ко­с­ми­че­с­кая фи­ло­со­фия. Это очень важ­но для по­ни­ма­ния.

Так вот, сра­зу же при со­зда­нии ко­с­ми­че­с­ких ап­па­ра­тов пер­во­го по­ко­ле­ния С.П.Ко­ро­лев по­ста­вил за­да­чу, что в ко­с­мо­се всё долж­но вы­пол­нять­ся в ав­то­ма­ти­че­с­ком ре­жи­ме.

Лю­ди же долж­ны на­учить (это де­ла­лось на стен­дах) эту тех­ни­ку точ­но ра­бо­тать. И нам это уда­лось.

Игорь Волк и его кол­ле­ги на­учи­ли этот ап­па­рат взле­тать и са­дить­ся. Бы­ли со­зда­ны вы­чис­ли­тель­ные ма­ши­ны и про­грам­мы, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ли по­сад­ку без уча­с­тия че­ло­ве­ка — ком­пью­тер счи­ты­вал и за­по­ми­нал все дей­ст­вия, ко­то­рые со­вер­шал че­ло­век. Бо­лее то­го, «Бу­ран» мог са­мо­сто­я­тель­но при­ни­мать ре­ше­ния.

Он при­нял та­кое ре­ше­ние, ког­да при по­сад­ке дул силь­ный бо­ко­вой ве­тер, сде­лал ре­зерв­ный круг и сел с точ­но­с­тью до ме­т­ра. Но в даль­ней­шем, ко­неч­но, пла­ни­ро­ва­лись по­ле­ты с ко­с­мо­нав­та­ми на бор­ту. Ведь кро­ме по­сад­ки су­ще­ст­ву­ют ве­щи, ко­то­рые не­об­хо­ди­мо де­лать в ко­с­мо­се впер­вые, и ко­то­рые долж­ны де­лать имен­но лю­ди.

Я счи­таю, что нам нуж­но бы­ло не про­сто прой­ти этап «Бу­ра­на», но и ид­ти даль­ше. В та­ком слу­чае мы бы долж­ны бы бы­ли се­го­дня иметь раз­мер­ность на­шей Меж­ду­на­род­ной ко­с­ми­че­с­кой стан­ции на по­ря­док боль­ше.

Чем хо­рош «Бу­ран»? Пред­ставь­те, что се­го­дня у нас су­ще­ст­во­ва­ла бы же­лез­ная до­ро­га Моск­ва—Ле­нин­град толь­ко в од­ном на­прав­ле­нии.

Ужас­но, ска­же­те? А меж­ду тем, так у нас и по­лу­ча­ет­ся: в ко­с­мос-то мы от­прав­ля­ем, а от­ту­да всё это, гру­бо го­во­ря, сва­ли­ва­ет­ся са­мо по се­бе. А ведь не­об­хо­ди­мо де­лать и уп­рав­ля­е­мые по­сад­ки на Зем­лю. Вот для это­го «Бу­ран» яв­ля­ет­ся очень пра­виль­ной схе­мой. Он мо­жет са­дить­ся са­мо­лет­ным ме­то­дом или на дви­га­те­лях. Ес­ли бу­дут эф­фек­тив­ные дви­га­те­ли, то по­сад­ка мо­жет осу­ще­ств­лять­ся при­мер­но так, как са­дит­ся вер­то­лет.

Пер­вый и един­ст­вен­ный по­лет «Бу­ра­на» со­сто­ял­ся 15 но­я­б­ря 1988 го­да.

Пло­хие ме­те­о­ус­ло­вия: пур­га и ве­тер 20 ме­т­ров в се­кун­ду, — чуть бы­ло не со­рва­ли за­пуск. По­лет со­сто­ял­ся толь­ко по во­ле­во­му ре­ше­нию Гле­ба Ло­зи­но-Ло­зин­ско­го.

По­сле то­го, как бы­ла да­на ко­ман­да на тор­мо­же­ние, это про­изо­ш­ло за 22 ты­ся­чи ки­ло­ме­т­ров до точ­ки по­сад­ки на Бай­ко­ну­ре, на по­ли­го­не на­сту­пи­ло на­пря­жен­ное ожи­да­ние. По­сле вхо­да в плот­ные слои ат­мо­сфе­ры «Бу­ран» был ок­ру­жен плаз­мой, рас­ка­лив­шей пе­ред­ние кром­ки кры­ла до по­лу­то­ра ты­сяч гра­ду­сов.

Из-за это­го пре­рва­лась ра­дио­связь. Про­шло трид­цать то­ми­тель­ных ми­нут, преж­де чем ра­дио­связь сно­ва по­яви­лась. Один из со­рат­ни­ков Гле­ба Ев­ге­нь­е­ви­ча уже на­чал пи­сать за­пи­с­ку о том, по­че­му «Бу­ран» не вер­нул­ся из сво­е­го пер­во­го по­ле­та и кто ви­но­ват в сры­ве за­да­ния. Но, ког­да по гром­кой свя­зи объ­я­ви­ли, что «Бу­ран» по­явил­ся, этот че­ло­век ском­кал не­до­пи­сан­ную бу­ма­гу и по­ло­жил в кар­ман.

На за­вер­ша­ю­щем уча­ст­ке спу­с­ка на вы­со­те де­вять ки­ло­ме­т­ров ко­с­ми­че­с­кий ко­рабль ле­тел в со­про­вож­де­нии са­мо­ле­та МиГ-25.

И вдруг, вме­с­то то­го, что­бы раз­вер­нуть­ся и вый­ти на по­са­доч­ную по­ло­су, «Бу­ран» от­кло­нил­ся от нее на 90 гра­ду­сов. Мно­гие по­счи­та­ли, что ка­кой-то сбой в про­грам­ме уво­дит его в сто­ро­ну от рас­чет­но­го кур­са. Но ав­то­ма­ти­ка не под­ве­ла. Рас­счи­тав, что ско­рость ко­раб­ля не­сколь­ко пре­вы­ша­ет рас­чет­ную, имен­но ав­то­ма­ти­че­с­кая си­с­те­ма уп­рав­ле­ния за­ста­ви­ла «Бу­ран» сде­лать до­пол­ни­тель­ную пет­лю, что­бы рас­се­ять из­бы­ток ки­не­ти­че­с­кой энер­гии.

За три ча­са по­ле­та «Бу­ран» толь­ко на се­кун­ду от­кло­нил­ся от гра­фи­ка. Мно­гие не ве­ри­ли, что не­пи­ло­ти­ру­е­мый «Бу­ран» бла­го­по­луч­но опу­с­тит­ся на аэ­ро­дром.

Но он пре­крас­но вы­пу­с­тил па­ра­шю­ты и при­зем­лил­ся с от­кло­не­ни­ем в два с по­ло­ви­ной ме­т­ра по оси и в пол­то­ра — по даль­но­с­ти.

По мне­нию спе­ци­а­ли­с­тов, «Бу­ран» спо­со­бен был ре­шать са­мые раз­ные за­да­чи. Уже тог­да про­ра­ба­ты­ва­лись воз­мож­ные сце­на­рии ис­поль­зо­ва­ния си­с­те­мы «Энер­гия — Бу­ран» для пи­ло­ти­ру­е­мой мар­си­ан­ской экс­пе­ди­ции.

В то вре­мя ни­кто не мог и по­ду­мать, что «Бу­ран» в од­но­ча­сье ока­жет­ся ни­ко­му не нуж­ным. Но на­сту­пи­ла пе­ре­ст­рой­ка, из­ме­нив­шая ак­ту­аль­ность ко­с­ми­че­с­ких войн, и за­да­чи, ко­то­рые мог­ла бы ре­шать эта си­с­те­ма, для нее по­про­с­ту не на­шлось.

Офи­ци­аль­но про­грам­му не за­кры­ли. Ско­рее все­го, ни­кто не за­хо­тел ос­тать­ся в ис­то­рии че­ло­ве­ком, за­крыв­шим «Бу­ран». Но, на­чи­ная с гай­да­ров­ских вре­мен, ее не фи­нан­си­ро­ва­ли. И уже в 1992 го­ду ста­ло яс­но, что она ни­ког­да не бу­дет ре­а­ли­зо­ва­на. Для ты­сяч со­вет­ских граж­дан, при­ни­мав­ших уча­с­тие в со­зда­нии «Энер­гии» и «Бу­ра­на», пре­кра­ще­ние ра­бот над про­ек­том ста­ло на­сто­я­щей тра­ге­ди­ей. Мно­гие, не стес­ня­ясь, на­зы­ва­ют слу­чив­ше­е­ся пре­да­тель­ст­вом.

До сих пор спе­ци­а­ли­с­ты уве­ре­ны, что «Бу­ран» опе­ре­дил свое вре­мя и по­то­му ока­зал­ся не нуж­ным сво­е­му вре­ме­ни.

По­сле всех ис­пы­та­ний и по­ка­за­тель­ных по­ле­тов он был по­ме­щен на хра­не­ние в од­ном из мон­таж­но-ис­пы­та­тель­ных кор­пу­сов ко­с­мо­дро­ма Бай­ко­нур. 12 мая 2002 го­да рух­нув­шая по­сле по­жа­ра кры­ша кор­пу­са на­всег­да по­хо­ро­ни­ла со­вет­ский ко­с­ми­че­с­кий чел­нок.

Ну­жен он был или нет? Этот про­ект был ве­ли­ким до­сти­же­ни­ем, под­стег­нув­шим тех­ни­че­с­кий про­гресс. Пять­сот лет на­зад лю­ди счи­та­ли, что на­ша Зем­ля пло­с­кая, что Солн­це вра­ща­ет­ся во­круг нее.

Джор­да­но Бру­но со­жг­ли на ко­ст­ре, Га­ли­лео Га­ли­лея со­чли су­мас­шед­шим. И толь­ко не­сколь­ко лет на­зад ка­то­ли­че­с­кая цер­ковь при­зна­ла, что ошиб­лась, и эти лю­ди по­ст­ра­да­ли на­прас­но. А мы с за­кры­ти­ем про­грам­мы «Бу­ра­на» ос­та­но­ви­лись в сво­ем раз­ви­тии. Кто за это от­ве­тит пе­ред че­ло­ве­че­ст­вом? Сей­час эту про­грам­му не толь­ко мож­но, но и нуж­но воз­рож­дать. Ино­гда мож­но ус­лы­шать, что мно­гие на­ра­бот­ки, ис­поль­зо­ван­ные в ней, ус­та­ре­ли.

Так по­яви­лись еще луч­шие. Нель­зя че­ло­ве­че­с­кий про­гресс ис­кус­ст­вен­но ос­та­но­вить. Мож­но за­тор­мо­зить, мож­но на­де­лать оши­бок, но ос­та­но­вить нель­зя.

Не­дав­но у ме­ня вы­шла кни­га под на­зва­ни­ем «Ко­с­мос — моя судь­ба», в ко­то­рой опи­са­но бо­лее трех ты­сяч пер­со­на­жей. Это мои вос­по­ми­на­ния, до­ку­мен­ты, идеи тех лю­дей, ко­то­рых я знал.

Мне в жиз­ни по­вез­ло — по­сле вой­ны я уча­ст­во­вал в со­зда­нии си­с­те­мы сле­пой по­сад­ки.

По­том мы пе­ре­шли на ра­кет­ную тех­ни­ку, по­сколь­ку аме­ри­кан­цы об­ло­жи­ли нас сво­и­ми ле­та­ю­щи­ми кре­по­с­тя­ми, и у них бы­ло не­сколь­ко пла­нов по унич­то­же­нию на­ших го­ро­дов, в том чис­ле и Моск­вы. И мы бы­ли вы­нуж­де­ны в мощ­ном тем­пе ос­ва­и­вать ра­кет­ную тех­ни­ку, ис­поль­зуя за­дел, ко­то­рый был у Тре­ть­е­го рей­ха (аме­ри­кан­цы, кста­ти, увез­ли к се­бе, по­ми­мо за­де­ла, и их Вер­не­ра фон Бра­у­на).

Сей­час нам не­об­хо­ди­мо дви­гать­ся даль­ше. В ка­ком на­прав­ле­нии? В на­прав­ле­нии ис­поль­зо

Теги: Бу­ран, ­ГО, Бы­ло, Тонна, Бы­ль
* Мнения авторов постов и «Постсовета» могут не совпадать.