Новость14 августа 2013, 06:48

Великая Курская битва: операция "Румянцев". Часть 2

Армия, Август, Дивизия, Район, Корпус
Прибытие немецких резервов.

Немецкий контрудар под Богодуховом Немецкое командование, как только началось советское наступление, начало переброску из Донбасса соединений 1-й танковой и 6-й армий. В район Харькова начали перебрасывать отборные дивизии СС «Рейх», «Мёртвая голова», «Викинг», а также 3-ю танковую дивизию. Советское командование могло нанести немецким эшелонам значительные потери, т.

к. переброска войск осуществлялась с юга на север, часто параллельно фронту. К операции можно было привлечь авиацию дальнего действия и 17-й воздушной армии Юго-Западного фронта. Однако приказ о начале операции против немецких колонн был отдан только 5 августа, и в операции участвовал всего один авиакорпус. Только 7 августа привлекли более серьёзные силы, но к этому моменту немецкое командование уже перебросило главные силы.

Шанс задержать и ослабить немецкие подвижные соединения был упущен. Первой в район Харькова прибыла 3-я танковая дивизия. Она получила приказ о выдвижении в район Харькова ещё 2 августа. 6 августа 3-я танковая дивизия столкнулась с частями 5-й гвардейской армии Ротмистрова в районе Золочева. В этот день гвардейцы успешно продвигались вдоль реки Уды, заняв селения Уды, Щетиновка. Немецкие и советские передовые части подошли к Золочеву практически одновременно.

В ходе уличных боёв немцы одержали вверх. Командарм Ротмистров приказал обойти населённый пункт. Но немцы уже получили подкрепления, включая 503-й батальон тяжелых танков и подразделения 167-й пехотной дивизии. Бои затянулись, советские войска смогли взять Золочёв только 9 августа. Командование фронта решило отказаться от наступления в этом направлении. Было решено использовать успех 1-й танковой армии Катукова, которая пробила в немецкой обороне широкую брешь.

5-я гвардейская танковая армия понесла за период 6-8 августа тяжёлые потери – было утрачено 167 машин (из них 74 безвозвратные потери). Ставка Верховного Главнокомандования приказала вывести армию Ротмистрова в резерв и передать в подчинение Степного фронта. В это время основные силы Воронежского фронта наступали в южном и юго-западном направлениях. В районе Борисовки шли упорные бои с полуокруженной группировкой противника.

Немецкие войска в Борисовке оказались охваченными силами силами 5-й гвардейской армии Алексея Жадова и 27-й армии Сергея Трофименко… В борисовскую группировку вермахта входили подразделения 332-й, 255-й пехотных, 19-й и 11-й танковых дивизий. Для уничтожения борисовской группировки вермахта командующий Воронежским фронтом Ватутин использовал силы 5-й и 6-й гвардейских армий, 23-й стрелковый корпус 27-й армии. В тылу обороняющей Борисовку немецкой группировки развернули 31-й танковый корпус армии Катукова.

Кроме того, 13-я гвардейская стрелковая дивизия вышла в район Головчино, чтобы блокировать возможный прорыв противника вдоль линии шоссе и железной ветки Борисовка — Грайворон. В ночь на 7 августа начался штурм Борисовки с востока, юго-востока и юга. Оставаться немцам в Борисовке не имело смысла и грозило полным уничтожением. Во второй половине ночи начались попытки прорыва из Борисовки.

Только 13-я гвардейская стрелковая дивизия до 13.00 7 августа отразила 6 атак противника, которые осуществлялись силами в 1-2 батальона усиленных 5-20 танками. Часть немецких войск прорвалась в Грайворон. К полудню Борисовку освободили от немцев. В районе Борисовки немецкие потеряли убитыми 5 тыс. человек, включая командира 19-й танковой дивизии, генерал-лейтенанта Густава Шмидта, 450 человек взяли в плен. Кроме того, в Борисовке было брошено большое количество техники, включая 35 танков «Пантера».

В населенном пункте располагались танково-ремонтные мастерские. Всего в районе Борисовке, Головчина и Грайворона немцы бросили 75 «Пантер». Вечером 7 августа советские войска взяли Грайворон. Гренадер после боя. Август 1943 г. Разгром немецких войск в районе Борисовке мог обернуться катастрофой для 4-й танковой армии. Однако в это время стали прибывать резервы.

В район Ахтырки вышла дивизия «Великая Германия», переброшенная с Орловской дуги. Она стала ядром, вокруг которого стали группироваться разбитые и потрепанные подразделения других дивизий. 7 августа с «Великой Германией» столкнулись части 27-й армии. Вскоре на этом же направлении появилась 10-я моторизованная дивизия, которую направили из группы армий «Центр». В район Харькова прибывали не только бронетанковые соединения, но пехотные части, снятые со спокойных участков фронта.

1-я танковая армия Катукова после Томаровки продолжала продвигаться, не встречая особенного сопротивления войск противника. Её главной проблемой в эти дни была немецкая авиация. Кроме того, наступательный порыв танковых частей сдерживался необходимостью ожидать подвоза горючего и тыловых подразделений. В первую половину дня 7 августа армия приводила себя в порядок.

В 18.00 танкисты ворвались в Богодухов. Сопротивление было незначительным, в городе были только тыловые немецкие подразделения, не ожидавшие атаки. Советские танкисты захватили богатые трофеи. За пять дней сражения армия Катукова прошла более 100 км, оторвавшись от пехоты на 30-40 км. 8 августа части двигающего в район железной дороги Харьков – Полтава 3-го механизированного корпуса столкнулись с сильным сопротивлением противника. Немецкие войска провели сильную контратаку.

Немецкие пленные сообщили, что здесь ведёт бой танковая дивизия СС «Рейх». С дивизией «Рейх» столкнулся и 31-й танковый корпус, который до этого дня был в резерве. Он начал наступление на левом фланге 3-го мехкорпуса и был остановлен сильной контратакой и противотанковой обороной противника. Советские танкисты были вынуждены перейти к обороне. 6-й танковый корпус продолжал наступление и почти дошёл до железной дороги Харьков – Полтава.

В этот же день Ватутин приказал Катукову окружить и уничтожить дивизию «Рейх». 9-10 августа в район южнее Богодухова прибыла танковая дивизия СС «Мёртвая голова». 10 августа в этом же районе начала разворачиваться танковая дивизия СС «Викинг». Командование группы армий «Юг» завершало сбор резервов и получило возможность нанести контрудар. Экипаж пытается выровнять опрокинувшийся танк PzKpfw III Ausf M.

Танковая дивизия СС «Дас Райх». Утром 10 августа комфронта Ватутин получил директиву Ставки с приказом блокировать Харьков. Для этого 1-я танковая армия должна была занять район Ковяги и Валки. 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова, которая была в резерве, должна была через район действий армии Катукова пробиться ещё дальше – к Новой Водолаге и Мерефе. Дорогу на юг из Харькова должна была перекрыть 57-я армия Юго-Западного фронта.

Надо отметить, что к 11 августа обе советские танковые армии были не в лучшем состоянии. В 5-й гвардейской танковой армии осталось всего 106 танков, с начала операции армия потеряла 254 машины. 1-я гвардейская танковая армия была в лучшем состоянии — к утру 12 августа она насчитывала 268 танков. Хотя это был мало для трёх корпусов армии. Кроме того, в оперативном подчинении армии Катукова был 5-й гвардейский Сталинградский танковый корпус.

В ночь на 11 августа армия Катукова смогла перерезать железную дорогу Харьков – Полтава в двух местах. Советские танкисты захватили станцию Ковяги. Удар 49-й танковой бригады стал для немцев неожиданным. Захватив Ковягу, бригада двинулась дальше к станции Левандаловка. Здесь бригада была окружена немецкими войсками. В это же время к Ковягам вышла 1-я гвардейская танковая бригада.

112-я танковая бригада и 6-я мотострелковая бригада перерезали железную дорогу в районе Высокополья. Во второй половине дня 11 августа немецкие войска перешли в контрнаступление. Боевая группа дивизии «Мёртвая голова» наступала на Ковяги, части дивизии «Рейх» наступали на Шаровку. Ещё одна боевая группа дивизии «Мёртвая голова» атаковала Высокополье. В результате яростного боя с соединениями 1-й гвардейской танковой армии немцы прорвались на рубеж р.

Мерчик, выйдя в тылы частей, которые заняли Ковяги и Высокополье. Возникла угроза прорыва немецких войск в тылы армии Катукова, в район Богодухова. 112-я танковая бригада понесла большие потери и оставила Высокополье. Были оставлены и Ковяги, 49-я танковая бригада и 1-я гвардейская танковая бригада отошли от железной дороги. Мотострелковая бригада потеряла до половины своего состава и была окружена в Высокополье.

12 августа советские войска пытались деблокировать бригаду, но безуспешно. Советское командование ещё рассчитывало реализовать свои планы по окружению Харькова. В сражение должна была вступить 5-я гвардейская танковая армия под командованием Ротмистрова. В первом эшелоне были 18-й танковый корпус под командованием А. В. Егорова, и 29-й танковые корпус И.

Ф. Кириченко, во втором оставался 5-й гвардейский механизированный корпус Б. М. Скворцова. Однако 12 августа 1943 года советское наступление в обход Харькова не состоялось. 5-я гвардейская танковая армия оказалась на пути немецкого контрудара. Утром 12 августа в наступление перешли дивизии «Мёртвая голова» и «Рейх». Они сбили с позиций стрелковые части 5-й гвардейской армии и вступили в бой с танковыми корпусами армии Ротмистрова.

5-я гвардейская танковая армия оказалась в районе Богодухова очень вовремя, хотя её хотели использовать для развития наступления. Танкистам пришлось отражать немецкое контрнаступление. Если бы её там не оказалось, ситуация могла перерасти в очень серьёзный кризис. 13 августа 5-я гвардейская танковая, 1-я танковая армии и 6-я гвардейская армия вели оборонительные бои. Натиск элитных подразделений Германии был настолько мощным, что советским войскам приходилось даже отступать.

Основной удар приняли на себя истребительно-противотанковые артиллерийские полки. Прорваться к Богодухову в этот день немецкие войска не смогли. В этот же день Ротмистров получил приказ собрать силы армии в кулак и наступать в направлении Новой Водолаги. К этому моменту войска Степного фронта подошли к Харьковскому оборонительному рубежу на 8-11 километров. Ротмистров решил бросить в бой 5-й гвардейский мехкорпус, два других корпуса армии оставались в обороне.

Утром 14 августа мехкорпус форсировал реку Мерчик, но вскоре получил приказ перейти к обороне. Ухудшение обстановки заставило командование фронта дать приказ Ротмистрову перейти к обороне и не дать противнику выйти к Богодухову. 5-й гвардейский мехкорпус стал резервом на случай прорыва немецких войск. Армия Ротмистрова несла в боях 11-20 августа тяжелые потери, потеряв большую часть имеющейся бронетехники – 85 танков.

Немецкие артиллеристы отражают атаку советских войск. Советское командование предпринимало энергичные меры для блокирования немецкого контрудара. Стягивало к месту боев части 6-й гвардейской армии, соединения противотанковой артиллерии, ПТР. 6-я гвардейская армия Чистякова достигла некоторых успехов, выйдя к железной дороге, западнее Высокополья. Немецкое командование, не сумев прорваться к Богодухову с юго-востока, сменило направление удара.

Теперь немецкие войска наступали в районе Высокополья. Наступление немецких войск на этом направлении стало неожиданным для советского командования. 15 августа немцы прорвали оборону 6-го танкового корпуса, и вышли в тыл 6-й гвардейской армии. Войска 6-й гвардейской армии вынуждены были отойти к северу и перейти к обороне. 16 августа немцы пытались развить успех, но все их усилия окончились ничем.

В этот же день мотострелковая бригада, окруженная в Высокополье, по приказу командования пробилась к своим. Железная дорога снова полностью была под контролем противника. К 17 августа активные боевые действия на богодуховском направлении стихли, фронт на некоторое время стабилизировался. Армейская группа «Кемпф» была преобразована в 8-ю армию. Противотанковая пушка РаК 40 на прицепе у тягача RSO, оставленные после артобстрела под Богодуховом.

Бои в районе Ахтырки Вскоре ожесточенные бои начались в районе Ахтырки. Контрудар дивизий СС на богодуховском направлении позволили немецкому командованию сузить брешь в боевых порядках группы амий «Юг». Однако между Ахтыркой и Коломаком оставалась брешь, сплошного фронта не было. Стык 8-й армии и 4-й танковой армии был не защищен. Только в районе Полтавы были немногочисленные силы.

Пока шли бои у Богодухова, 27-я армия продолжала наступление. На острие её наступления были 4-й и 5-й гвардейские танковые корпуса. К исходу 17 августа в 4-м гвардейском танковом корпусе было 65 танков, в 5-м гвардейском танковом корпусе – 131 машина. К 18 августа немецкое командование сконцентрировало в районе Ахтырки значительные силы: дивизию «Великая Германия», 7-ю танковую и 10-ю моторизованную дивизии, подразделения 11-й и 19-й танковых дивизий и два отдельных батальона тяжелых танков. В немецкой ударной группировке было около 16 тыс.

солдат, примерно 400 танков и САУ, около 260 орудий. Удар пришёлся на 166-ю стрелковую дивизию 27-й армии, которая занимала на широком 25-километровом фронте. А оборонительные порядки 27-й армии растянулись на 150 км. 241-ю стрелковую дивизию пришлось развернуть на рубеж реки Мерла, из угрозы прорыва немецких войск в ходе сражения под Богодуховым. У армии не было резервов, чтобы сдержать немецкий контрудар.

Это грозило катастрофой. Правда, в тылу 27-й армии сосредотачивалась 4-я гвардейская армия под командованием Григория Кулика. Эта армия была передана в состав Воронежского фронта из резерва Ставки. Командование Воронежского фронта осознавало опасность удара ахтырской группировки противника. Ватутин планировал разгромить танковую группировку противника, введя в сражение 47-ю армию под командованием Павла Корзуна. Армия Корзуна должна была нанести удар с севера во фланг и тыл немецкой группировке и, взаимодействуя с силами 27-й армии, окружить и уничтожить немецкие войска.

Утром 17 августа 47-я армия перешла в наступление. Армия Корзуна наступала из района Боромли в юго-западном направлении. В составе 47-й армии действовали 3-й гвардейский механизированный корпус под командованием В. Т. Обухова и 10-й танковый корпус под началом В. М. Алексеева. Красная Армия пробила оборонительные порядки 68-й и 57-й пехотных дивизий противника на 30 км участке и продвинулись за день на 10-12 км. Немецкое командование было вынуждено ослабить ударную группировку 24-го танкового корпуса и направить части 19-й танковой дивизии из района Ахтырки в район Боромли.

Однако, несмотря на удар 47-й армии, немецкое командование не отказалось от контрнаступления. Утром 18 августа немецкий 24-й танковый корпус перешел в наступление и прорвал оборону 166-й стрелковой дивизии. Большую роль в успехе наступления сыграли немецкие ВВС, они нанесли мощные удары по позициям советских войск. До 10 часов артиллерия дивизии отражала атаки врага, но к 11 часам немецкое командование бросило в бой большие массы бронетехники – до 200 машин, и оборона дивизии была прорвана.

Немецкие войска прорвались на глубину в 24 км, пробив фронт на 7 км участке. Навстречу войскам 24-го танкового корпуса ударила дивизия СС «Мертвая голова». Возникла угроза окружения частей 4-го и 5-го гвардейских танковых корпусов, 71-й и 241-й стрелковых дивизий. Гвардейские танковые корпуса пришлось развернуть для парирования немецкого удара. Сразу же были задействованы и соединения свежей 4-й гвардейской армии Кулика.

7-я и 8-я гвардейские стрелковые дивизии стали создавать заслон на пути прорыва немецких войск в тыл Воронежского фронта. На помощь 27-й армии также направили соединения 1-й танковой и 5-й гвардейской танковой армий. Танковая армия Катукова была отправлена в район Ахтырки почти в полном составе: 6-й танковый корпус, 3-й мехкорпус и 242-я танковая бригада 31-го танкового корпуса. 1-я танковая армия к 19 августа имела в своем составе около 140 машин.

5-я гвардейская танковая армия отправила в район Ахтырки части 29-го танкового корпуса. 47-я армия продолжала развивать наступление, продвинувшись на 12-20 км, и нависнув над ахтырской группировкой с севера. Ситуация на этом участке была для немцев критической. Однако немецкое командование посчитало, что успеет сомкнуть фланги 8-й и 4-й танковой армий. Затем можно будет повернуть 24-й корпус для парирования наступления 47-й армии.

Кроме того, группа армий «Юг» продолжала получать подкрепления и до конца августа получила 9 пехотных и одну танковую дивизии. Это позволило немецкому командованию вывести из первой линии дивизии СС, сменив их пехотными дивизиями. В результате в районе Котельвы дивизия «Мертвая голова»» была усилена полком «Дойчланд» и танковой боевой группой «Тишен» из состава дивизии «Рейх». Группировка наступала навстречу частям 24-го корпуса, который ударил в районе Ахтырки.

20 августа ударная группа дивизий СС и части «Великой Германии» соединились к северу от Колонтаева. Фланги 8-й армии и 4-й танковой армии были соединены. 4-й гвардейский танковый корпус и часть 5-го гвардейского танкового корпуса попали в окружение. Их самостоятельные попытки прорваться из окружения, немецкие войска отразили. Подошедшая к полю боя армия Катукова с ходу ударила немецким дивизиям во фланг.

Этот удар по 24-му танковому корпусу позволил окруженным частям выйти из окружения. Особенно жестокие бои шли в Колонтаеве. К нему части 4-го гвардейского танкового корпуса вышли поздно вечером 20 августа. Здесь оборону держали части дивизии СС «Мёртвая голова». На улицах разгорелись яростные бои, которые часто переходили в рукопашные схватки. Они шли при свете пожаров.

В ходе этих боев 4-й и 5-й гвардейские танковые корпуса понесли серьёзные потери в людях и матчасти. К вечеру 22 августа в 5-м гвардейском танковом корпусе осталось всего 37 боеспособных танков, а в 4-м гвардейском корпус к вечеру 23 августа было 19 боеспособных машин. Верховный главнокомандующий 22 августа устроил по этому поводу Ватутину настоящий разнос. Сталин обвинил командующего Воронежским фронтом в «наступлении огульного характера», когда войска стремились занять большие территории, без закрепления успеха и обеспечения флангов ударных соединений.

Из-за ошибок командования Воронежским фронтом советские войска понесли большие, «ничем не оправданные потери». Верховный приказал Ватутину нанести поражение группировке противника в районе Ахтырки, т. к. без этого развить наступление фронта было нельзя. Действительно, расчет командования фронта на то, что удар 47-й армии парирует усилия 24-го армейского корпуса, не оправдался. Несмотря на успех удара 47-й армии, немецкое командование продолжило наступление и

Далее: Прорыв в борьбе с параличом и деменцией: Швейцарские ученые нашли ключ к лечению

Понравился этот пост? Подпишись на рассылку

(Всего одно письмо в неделю, чтобы ничего не пропустить)